Челюскин Антон Юрьевич (1994). Москва

@Инф.: Челюскин Антон Юрьевич, м., 1994 г.р., Москва. Соб. Петрова Наталья Сергеевна. Дата записи: 13.06.2018. Аудиофайл: 000011

 

Биография собеседника

[То есть в Москве родились вы, а родители приехали. Откуда они приехали?]

С Владимирской области.

[Оба? И мама, и папа?]

Да.

[И вы всегда жили в одном районе Москвы или как-то переезжали?]

Нет, я жил сначала в Алтуфьево до 2005 или 2004 года, если память не изменяет, по-моему, 2005. А сейчас я живу в Тропарево-Никулино. Ну, оба района я, в принципе, знаю.

[Да, наверное, будет интересно про оба поговорить.]

Не Альтуфьево. Бибирево. Просто Альтуфьевское метро близко. Это Бибиревский район, он такой, более на отшибе Москвы. То есть… Ну, в свое время был, наверное, в советское время там были новостройки свои, сейчас вот уже в Тропарево-Никулино живу.

О Москве в целом: кто такой москвич, городская специфика, границы, достопримечательности

[Как по вашим ощущениям, вы можете назвать себя, собственно, москвичом?]

Ну, смотря что вкладывать в это слово.

[А что вы вкладываете в это слово?]

Если просто территориальное какое-то обозначение человека, вот его такая… амплуа, тогда я, может быть, москвич, а какой-то душой мне, не знаю, не хочу задеть чьи-то чувства, мне Москва не так уж сильно нравится. Есть что-то интересное в этом городе, он даже немножко преобразовался, то есть при Лужкове он мне нравился меньше, не буду вдаваться в политику мэра. Но, не знаю, мне не так он прям приятен что ли во всех отношениях, вот.

[А что вас в нем, ну, скажем так, отталкивает?]

Количество людей. Это даже не социофобия, но, кстати, многие это понимают, некоторые просто не говорят, потому что в этом они не признаются, а это за разговорами и те же москвичи об этом замечают. И дело не в том плане, что человек приезжий, мои родители тоже не москвичи, например. А просто это уже, ну, ненормальное количество, миллионов 15. И в метро тесно, еду на машине, еще и пробки, причем не всегда в час-пик. Я как-то попал в пробку, я даже расскажу, ну так, краткий такой рассказ. Это где-то в районе Кантемировской, вот там, Коломенской. Я там был полпервого ночи, там были какие-то пробки, потому что очень много грузовиков выезжало. Ну, это очень странно. Я был в других столицах, там такого нет. Как бы не во всем мире я был, но там, где я был, там такого нет. Конечно, это не… И очень много… Москва дорогой город. Москва, она, конечно, я понимаю, что это столица, лицо страны, но она в некоторых случаях неоправданно дорогой, очень много платных парковок, очень много платных услуг, которые, на мой взгляд, должны быть если и платные, то с другой стоимостью, вот. Я так думаю, ну, я в этом убежден.

[Хорошо. Если кто-то, кто ни разу не был в Москве, просит вас описать свой город, не знаю, там, двумя-тремя словами, как бы вы это сделали?]

Нет, я, конечно, могу положительные моменты какие-то описать, но я в любом случае человеку скажу, предупрежу, что Москва – это суета, причем это такая безграничная, не как вот представляют вот какую-то такую просто трудную жизнь. Это реально действительно суета, потому что ты всегда не успеваешь, хотя много транспорта, который вроде бы должен тебя быстро довезти. С другой стороны, Москва, конечно, это интересный город. Вот именно интересный в прямом смысле, там, не только историчностью, а вот то, что там много всего есть – развлечений, много разных районов с разной какой-то стоимостью того же жилья. И Москва, не знаю, это банально будет, большой город. Ну, он правда большой, он разрастается. Вот как-то так. Ну, три слова – суетливый, интересный, большой.

[Хорошо. А где для вас заканчивается Москва? Неважно, как это административно делится, просто по вашим личным ощущениям.]

Человек, который сердцем себя москвичом не ощущает, может быть, нигде для него. Но мне, Москва… Нет, моя Москва, на мой взгляд, кончается, допустим, как вы говорите интересно, по ощущениям, такая, может быть, межа, то есть граница, это, наверно, где-нибудь в районе Одинцово с одной стороны. С другой стороны в районе, как этот город называется, где Балашиха Железнодорожный? Ну вот по ощущениям, я имею в виду ту же самую суету и внешние высотки, здания, и люди, которые в принципе в той же Москве часто работают, приезжают с этих городов. То есть чуть-чуть дальше, чем МКАД, но она заканчивается. А если историческая Москва, вот я сейчас подумал еще об этом, то она действительно маленькая, это, наверно, Бульварное Кольцо, потому что я представляю даже не в советском варианте, а вот именно Москву во времена Московии, там, во времена Ивана III. Вот. Если говорить об истории – я историк – то где-то в районе Бульварного Кольца, даже меньше, чем Садовое. Вот так. Ну, с обоих сторон реки, то есть в принципе, Якиманка – там тоже есть что-то интересное. Вот, все.

[Хорошо, а в каком примерно возрасте вы начали выходить за рамки ближних территорий к своему дому и стали смотреть Москву как город? Когда у вас было такое открытие города лично для вас?]

Выходить за рамки? Интересно. Да нет, ну, в детстве, я был, ну, совсем в детстве, совсем маленький, с родителями я ходил по городу, то есть и в Кремле я был в детстве, смотрел Царь-Пушку, Царь-Колокол. Так и не понял, для чего они такие большие. Ну, интересный, конечно, объект, но Колокол – меня всегда смущало, что там отколотая часть, я бы хотел ее реставрировать, но это мое субъективное мнение. А за рамки, когда я гулял… ну, в школе учился, ну, не совсем маленький, может быть, класс 8-7-й, в разные районы мог заходить, и действительно, ну, не просто ездить в какой-то торговый центр. Да, мне было интересно, мне интересны в Москве, были например, парки, почему они там появляются. Я был уже достаточно взрослый, наверное, в Воронцовском парке, вот, и мне было интересно, я там увидел мечеть. А там, оказывается, есть иранское консульство, не посольство, а консульство. Там шиитская мечеть. Я начал интересоваться, почему она там. Ну такие места люблю, места культа, исторические. В возрасте 15-14 лет я начал интересоваться, вот как-то так.

[У вас есть какие-нибудь любимые места в Москве, самые-самые? Необязательно связанные с жизнью, а вот…]

Мне нравится Москва-Сити, ну, это, немножко такой, может быть,  обывательский взгляд. Многим нравится что-то современное. Вот мне нравится, я имею в виду не «Афимолл», ни торговый центр, мне нравится все-таки более-менее этот вид. Он выдержан в стиле такого, не знаю, хай-тека, или как это… Такие современные небоскребы, но они действительно нормально вписываются, на мой взгляд, то есть это хорошее место. Мне нравится костел Непорочного зачатия Девы Марии на Малой Грузинской. Не именно совсем как католический объект, я еще знаю евангельский костел. А мне нравится вот это вот само здание, место, и район такой спокойный вокруг него. Мне какие-то еще места нравятся, но долго их вспоминать, не знаю.  Вот многие ездят в Измайлово, мне он не импонирует так сильно, потому что это, на мой взгляд, что-то искусственное. Ну, интересное, конечно. У меня много очень… огромное количество друзей из Казахстана, они все сразу едут в Кремль, Москва-Сити, вот в Измайловский парк, в какие-то места такие, облюбленные. Но я местный, то есть москвич, я знаю такие как вот… как этот костел, как маленькая мечеть в Воронцовском парке, и мне как бы больше интересно что-то такое, не связанное с местами массового посещения. Вот так. И, наверное, мне нравится… Вот в последнее время мне больше нравится Никольская улица, там, где у РГГУ есть корпус. Причем вот не Арбат, она тоже пешеходная, ее изначально меньше облюбовали такие музыканты уличные, она тоже классная улица, ну, вот именно как центр города интересно, мне нравится.

О Москве и художественной культуре

[Заканчивая пул вопросов в целом о Москве, если говорить о ее художественных воплощениях, неважно где – фильмы, картины, все что угодно – что для вас, ну, кажется наиболее удачным?]

Не знаю, к сожалению, не культуролог.

[Неважно, вы как зритель. Вы как… не знаю. Может быть, какая-то массовая продукция на самом деле.]

Ну, многим людям, не обязательно даже любителям советского прошлого, нравится Красный Октябрь. А мне, например, не нравится. Ну, не знаю, просто как-то… просто фабрика. А что-то связанное с Москвой, с Москвой… Я видел какую-то картину, я не знаю этого автора, может быть, он современный, может быть, он неизвестный, но Воробьевы горы человек рисовал уже в советское время, там, с метрополитеном, интересно выглядит. Но это тоже такая станция, недалеко от моего района, поэтому… по-своему красивая.

Сталинские высотки. Здание МГУ

А, ну, кстати, архитектурный ансамбль, я не помню, как называется, по-моему, советский ампир, по-моему, вот эти Seven Sisters, здания сталинские, вот они интересные, они Москву, по-моему, олицетворяют. Причем я не связываю это с периодом именно тем, советским, или каким-то еще, это именно уже устоявшиеся какие-то объекты Москвы в том числе. Я даже, помню, был на какой-то экскурсии. Я там знакомой из Ирана показывал, я хотел ей Москву, думал, как показать, и взял экскурсию, где вы катаетесь по всем этим зданиям – гостиница «Ленинградская», «Киевская» - все эти высотки. Было интересно.

[А те истории, которые рассказывают на экскурсиях, вы как-то в жизни с ними встречались? Или параллельно идет рассказ экскурсоводов, там, не знаю, про тайны сталинских высоток, отдельно – то, что вы знаете про них в нормальной жизни. Или есть какие-то пересечения?]

Про тайну в МГУ одну тайну, могу даже рассказать, но она не такая уж интересная. Там про МГУ была тайна такая, что в 60-х годах, уже в хрущевское время, в начале 60-х или в конце 50-х студент какой-то, как это часто бывает, не выучил экзамен в итоге и взял у одногруппника или одногруппницы тетрадку с конспектами списать, зашел в какую-то комнату, где то ли не было номера, то ли какая-то темная, зашел туда, и он понял, что он все знает. Вышел… я уже забыл суть истории. Короче, он вышел, и там был мрачный кабинет, с паутиной, как это любят описывать, я просто не профессионал в этом, и он потом не мог найти эту аудиторию, когда одногруппник потребовал тетрадку от него, то есть она пропала в какой-то неизвестной аудитории, там типа «Тайная комната» как из «Гарри Поттера», вот. И он все сдал. То есть он сел и за секунду все вспомнил. Вот такую историю я помню. У меня такое ощущение, что мне это кто-то рассказывал. Я еще, помню, в интернете об этом видел. А про остальные… ну, не помню особо истории. Люди часто придумывают, романтизируют, это нормально.

О Москве и художественной культуре

[Если говорить об образе Москвы, не знаю, в песнях, фильмах, есть ли у вас что-то, что вам кажется удачным? Или как-то это все очень далеко от вашего личного восприятия, представления?]

Я, кстати, в последнее время… точно не фанат Михалкова, но я песню эту вспоминаю, «Иду, шагаю по Москве». Я думаю, у обывателей, у людей в голове всегда возникает. Есть какие-то другие песни, которые я меньше знаю. Еще какую-то песню я помню: кто-то там с Малой Бровки и кто-то с Моховой. Если бы я жил в центре, хорошо знал эти улицы, наверное, для меня это что-то ассоциировало бы. […] Вот, Москва… Газманов пел про «Москва-купола», но не знаю, не ассоциируется с куполами. Когда я эту песню слышу, я просто представляю какого-то тюремщика из Бутырки, у которого купола на спине, ну просто, что он… ну, золотые, ну, может быть, цветная краска. Так что… Кстати, я заметил, что многие исполнители, сейчас, может быть, будет чуть-чуть критика, хотя хотелось с позитивной точки, ключе описать, ну, те же самые не коренные москвичи, там, не акцентирую на этом внимание, просто. У них часто песни про Москву, какой классный город. Когда ты в пробке сидишь, эту песню включаешь, или где-то в метро, где жарко, все плохо пахнут, и ты думаешь, что у человека нет совести, когда он это писал. Ну это мое мнение. Вот так подытожу: советские песни про Москву лучше, чем нынешние российские. Нынешние российские не надо слушать.

Бибирево: границы, специфика

[Хорошо, давайте попробуем подробнее поговорить как раз-таки о районах, где вы жили, в частности, район детства, получается, это Бибирево.]

Бибирево, да, Бибирево.

[Хорошо. Вы можете как-то схематически изобразить, где район проходит, где он заканчивается.]

А это звуком нельзя передать?

[Мы это приложим потом к звуку.]

Вы имеете в виду нарисовать Москву?

[Нет, можно просто сам район. Где заканчивается Бибирево – улица или там какая-то естественная граница у него есть.]

Конечно, я не перфекционист, но попытаюсь ровно нарисовать.

[Тут главное даже не художественные особенности, а просто чтобы было чуть более наглядно, когда вы будете об этом рассказывать.]

Вот такой, не треугольник, а как это называется? Четыре угла.

[Трапеция, что-то в виде трапеции.]

Ну, одна сторона кривая чуть-чуть. Моя улица – Белозерская. Кстати, это фамилия человека, но мне почему-то всегда белое озеро…  Ну, вот я интересовался историей России древней в том числе, славян, и белое озеро – это ильменские славяне, что-то у меня была какая-то ассоциация. Оно как раз на севере находится, вот в том направлении. Заканчивается оно прям МКАДом, так и есть, МКАД. Сейчас я это рисую. Я помню, что за МКАДом там тоже есть какая-то деревня, то ли Нагорная, Нагатинская. Это станция метро. Что-то там есть.

[Они вроде ниже по схеме.]

Челобитьево, вот. С востока находится Медведково. Там я тоже, кстати, много время в детстве провел. Про этот район могу рассказать, он почти не изменился. Это не плюс и не минус, просто такое замечание. Ну Бибиревский тоже, кстати, там тоже такое… Я приезжаю, там как будто поздняя перестройка все время.

[Почему?]

Там внешне люди так одеты, чаще можно российские… Это, кстати, может быть интересно вам. Там многие жители…

[Да, облик жителя района.]

Да, там очень часто… ну, чаще, больше можно встретить российские автомобили. Вот это было в начале «нулевых», сейчас в основном иномарки. Вот, потому что… ну, не знаю, Бибирево, он ассоциируется у меня с прошлым. Там две такие структуры. Во-первых, я там был маленький. Во-вторых, он, правда, как-то меньше меняется. То есть там люди в таких советских пальто можно встретить. Здания 70-х годов такие вот белые, белые планировки 12-тиэтажки и 9-тиэтажки зеленые такие вот, «брежневки», по-моему. Медведково – там рядом вообще «хрущевки» есть. Так, ладно, я пытаюсь границы нарисовать. Вот здесь Алтуфьевское шоссе. Там рядом район, кстати, не Альтуфьевский, а, по-моему, Лианозовский, западней. Мне он нравился, потому что там есть какой-то маленький парк и колесо обозрения. В детстве я там был с родителями, вот я колесо нарисовал. А, Белозерская улица. Тут есть дорога, тут есть улица Лескова, она в Альтуфьево въезжает, тут она поворачивает чуть-чуть южнее и в улицу Широкую. А, тут еще Корнейчука. Я даже нарисую вот метро «Бибирево». А тут… метро «Алтуфьево». А есть один момент, который я еще из атласов помню, что вот этот район Бибиревский, но метро «Алтуфьево» относится к району Бибиревскому. А где метро «Бибирево», тут начинается Алтуфьевский район. Они, наверное, спутали станции метро, когда строили… Потому что это шоссе Алтуфьевское, как все запутано. Алтуфьевский район вообще какой-то маленький. Медведково большое, там есть Северное и Южное. Что еще могу? Где-то тут же есть моя школа, закрашу черным. А белый квадратик – это мой дом, белый, белого цвета он был. Вот я как-то так нарисовал. А, ну тут еще есть церковь, вот я ее нарисую. Не умею эти купола… Но она, по-моему, более современная, то есть она не историчная, в этом районе. И главное забыл – это река Чермянка. Вот это все, наверное.

[А что можно назвать таким центром района? Понятно, что он, может быть, не очень большой. Но вот где, скажем так, жизнь концентрируется? Может быть, общественные мероприятия проходят именно там?]

Ну вот тут, где… Вот я еще одну интересную вещь… это может быть злободневно даже. Тут, где улица Белозерская, где она заканчивается, там есть такая Мелиховская, улицы нет, есть название, дороги нету. И тут есть стелла – там два кирпича, там украинский и российский флаг. Вот я это вспомнил.

[То есть получается такой памятник.]

Ну да.

[А памятник чему, вы не помните?]

По-моему, какому-то соглашению еще при Кучме, по-моему. Вот, я не помню. Там сейчас с политическим вот… дисперсии появились, какие-то мародеры пытались его облить. Недавно об этом слышал. Когда я жил, все было нормально, там было чисто. И там есть такая улица Мелиховская, которой как бы нету как автомобильной. Там дорожка еще пешеходная. Там, по-моему, еще одна маленькая церковь, она тоже современная, часовня. Я там воду пил, когда пить хотел, там же есть святая вода. И вот это, наверное, такая концентрация, где гуляют все в районе. Как бы Лескова тоже важная улица, тут много всяких важных зданий. Для меня это больше была Белозерская и Корнейчука, я жил на севере. Тут ходил в парикмахерскую, в магазин «Копейка» в начале «нулевых», сейчас он по-другому называется. И вот все у меня вокруг Белозерской улицы концентрируется. И где река Чермянка, там есть… опять же, это есть сейчас. Там есть спуск, это появилось, наверное, при позднем Лужкове, какие-то качели, там, для детей. Потому что когда я был маленький, там была разруха, какие-то брошенные автомобили железные валялись. Вот то, что я помню, после 90-х. Вот, такая жизнь района.

Бибирево: опасные места

[А есть в районе, наоборот, какие-нибудь опасные, неприятные места, куда, например, маленького не пускали родители? Или нет такого в Бибирево?]

Ну я гулял там, меня никуда не хотели пускать, потому что тут находится еще лес в сторону Алтуфьево, по-моему, Лианозовский питомник называют. Там все время наркоманы, я даже маленький, помню, шприцы находил, ну, такие прям с кровью, инсулиновые, не знаю, как назыв…. Я видел разные, я видел большой белый, я не разбираюсь, я не биолог. Там очень много наркоманов было и в 90-е, и в «нулевые» тоже, наверное, и сейчас есть. Такое место просто, где в парке. Он менее обустроен, чем парк в Тропарево. Я надеюсь, не обижу, там, бибиревцев.

И вот всегда… я просто видел это когда гулял, я видел… я и в районе это видел на Белозерской улице, вот там, где моя школа. Я помню, на автобусной остановке один раз лежал человек, мы с другом гуляли, а там была в крови лужа и у него на голове кровь. Мы сначала думали, что он мертвый, а он зашевелился и он был пьяный. Ну, ему кто-то разбил бутылку об голову или розочкой. Ну, там все время алкаши дрались. Я и в подъезде видел кровь часто. Я к тому, что и сейчас там что-то такое можно встретить, поэтому я думаю, что он немножко прошлое для меня.

Бибирево: репутация района

[Как вы думаете, если попытаться как-то обозначить репутацию района в целом по Москве, то как бы вы его описали?]

Боюсь, что я сейчас что-нибудь плохое для его репутации сделал, хотя я…

[Субъективно, просто ваши личные ощущения, может быть.]

Я в двух словах опишу просто – это спальный район, вот и все. Таких много районов. Не говорю, где уровень жизни получше, похуже, я не был в Капотне или в Гольяново, может быть, там что-то страшное, может быть, наоборот. Но это спальный район. То есть там нет ни фабрик… ну, магазины как торговые центры, как и по всей Москве. Школы есть, даже их не так много, институтов там нету. То есть, ну, район он даже более-менее зеленый, не такой застроенный, как некоторые районы типа Тропарево. Вот сейчас ругали времена Лужкова, но Собянин точно так же застраивает некоторые районы, они превращаются в какие-то блоки жилые. То есть вот при всех минусах, с другой стороны, это спальный район, который компактный, с таким… без перенаселения, Бибирево. И он такой остался. Вот я как там был недавно в этом году, в том.

Бибирево: жители

[А если как-то описать такого среднестатистического жителя района Бибирево, как бы вы это сделали, такая схема-схема?]

Ну, я описал одного на остановке уже.

[Он прям типичный? Или все-таки есть кто-то еще?]

Ну, для моих детских воспоминаний типичный [смеется], потому что я такого много видел. Второй момент – у нас… я не знаю точно, там очень много людей, вообще весь район, вот Бибиревская улица она вся – это приезжие люди. Я на эту тему говорю, потому что, по сути, сам из приезжей семьи, так что для меня это, не смущает меня. И очень много людей, мне, наоборот, это интересно, я историк, там, разных национальностей – там, татары, башкиры, марийцы, мордва, то есть вот как живут, и я это знал. В России очень часто люди не знают. Особенно финно-угры они очень сильно ассимилировались в русское общество, кто увлекается генетикой, даже может это заметить. А вот я это знал, мне было интересно. Кто-то там Украина, Молдавия, тоже был. И не было какой-то вражды. Только когда я был маленький, я знал, вот я прямо с детства уже это знал, из-за того, что жили эти люди, что армяне и азербайджанцы имеют какие-то конфликты. Это все после Нагорного Карабаха, а там суть в том была, что и те, и другие были, видимо, беженцами оттуда, они встретились уже в Москве. Вот это я знаю. Это, наоборот, мне интересно, я люблю дружбу народов, там, что-то в этом смысле. Я жил, я это с детства знал, и, наверное, поэтому я в будущем стал увлекаться, вот так, чисто случайно. Потому что все с разных регионов приехали, то есть Бибирево, хотя район старше, чем Тропарево даже, по-моему. Ну, в смысле там здания сов… 70-х годов, но в конце 80-х – начале 90-х там все были откуда-то приезжие люди, и, может быть, это так… Ну, может быть, вся Москва такая [улыбается], я как бы не знаю. Внешне я могу описать человека, это какой-то мужчина средних лет, либо женщина в каком-нибудь пальто, как в 90-х, может быть, в конце, может быть, в кожаной какой-нибудь такой куртке, может быть, даже модной, может быть, дерматиновой, не знаю, подешевле-побогаче. И мужчина, например, в такой советской шапке, в каком-нибудь меховом пальто. Вот. Ну, и опять же, я, наверное, сейчас что-нибудь субъективное опишу, потому что приедут туда люди, а там так никто уже не ходит, но в детстве я это всегда видел, поэтому для меня это так запомнилось. Вот, какие-то люди из позднего такого перестроечного периода. Или кто-нибудь в спортивном костюме, тоже часто там встречается, ну вот как-то так.

[Вы говорите, что наблюдали в детстве много разных приезжих. Было такое, что вы сталкивались с разными обычаями, не знаю, другие праздники отмечали, такое у вас было?]

Блин, интересно-интересно, правда, но в детстве я не задумывался, я только знал, что вот наверху над нами жила азербайджанская семья, и они иногда слушали музыку, не в том плане, что громко, кому-то мешали, это у всех бывает, не это, они мне даже нравились, что тут жили. И они слушали музыку часто, были какие-то дни, когда там прям кто-то радуется, пляшет, по-моему, это были какие-то местные праздники свои, не исламские имею в виду, а тюркские праздники. Еще видел, ну, кто там, татарские ребята и какой-нибудь человек в тюбетейке шел, ну, я не знаю, в честь праздника или просто. А финно-угорских я не встречал праздников, не знаю. Ну, и все отмечали как в России, Новый год, например, какой-нибудь там День России, достаточно новый праздник, ведь ему, наверное, лет 20 еще нету, ну, может быть, есть, я не помню. И вот такие стандартные. То есть что-то такое нетривиальное я не заметил.

Москва: соседская консолидация

[Было такое, что сообща соседи собирались, что-то праздновали или вот вы такое уже не застали?]

Я сейчас скажу одну вещь, она опять, наверное, немного ужаснет или… Просто где-то 98-99-й годы были в Москве взрывы. Три здания, по-моему, взорвались, потом в Рязани хотели предотвратить, так, непонятно, кто это устраивал, там сложная схема. Не буду углубляться, что-нибудь не то скажу. Считается, что террористы, какие именно – я просто это все не помню уже, чтобы кого-то обвинять, но я был именно очень маленький, но я что-то такое помню. И потом я уже был старше, мне рассказывали родственники, что они там чуть ли не дружинами собирались, выходили на улицу, всех чужих могли проверить, потому что милиция толком не работала и было страшно. Вот это были моменты, когда как на горе люди, но объединялись. И был момент даже какой-то, ну, сейчас, наверно, такого нет в Москве, много людей приезжих, местных и рабочих, снимающих квартиру, тогда это все-таки было… когда люди друг друга более-менее знали в подъезде, например. Да, даже был случай, когда, по-моему соседи или кто-то увидел машину чужую, и она долго стояла, и начали люди паниковать, звонить в полицию. А это просто кто-то приехал к кому-то в гости. Ну, вот что такая была жесткая обстановка 99-й, может быть, начало «нулевых», когда метро взрывалось. Все это было такое время, я в этот период, я хоть был маленький, я помню. Это когда вечно люди чего-то боялись. А так, чтобы собраться в плане провести какой-нибудь сход ЖЭКа Ну, либо этого не было, потому что люди более импассионарные или как назвать, либо я еще был маленький, не давал значения этому. Вот не помню такого. Вот, наверное, все по этой теме.

[То есть вы уже не застали таких условно московских дворов?]

Ну, вот именно московских, все-таки старых, Бибирево наше все равно более-менее современное по сравнению с теми дворами, это конец 70-х там постройки все, ну, 70-е. А московских дворов в смысле когда в советское время, там, субботник – нет, я этого ничего не видел, никто никогда не убирал. Там было иногда грязно, иногда не очень, но такого не было.

Бибирево: история района

[А что, в принципе, можете рассказать в целом об истории района? Вот застройка 70-х, а что там раньше было?]

Меня всегда интересовали… Кстати, я больше по Тропарево могу ответить, я не знал, что будут про Бибирево вопросы.

[Мы про все поспрашиваем.]

Ясно. Ну да, это честно. Меня всегда интересовало, где Чермянка, где уже при позднем Лужкове выстроились какие-то там качели, штучки для выгула детей и собак. Я помню, когда я еще был маленький, когда это было все в таком состоянии архаичном, старом, запущенном, там какие-то были стены. Разрушенные стены, вот прям где Чермянка, и это считалось, что это с той деревни Бибирево или села, которое там было в старое советское время еще, когда еще не было это Москвой. Но здания какого года, может быть, начала ХХ века, хотя это уже кирпичное. Может быть, это было какое-нибудь и ближе к военному времени. Я об этом ничего не знаю, чтобы лишнее не рассказать, но какие-то стены я помню. Вот. Они были… долгое время их не сносили, их, видимо, хотели из них сделать памятник, сейчас, по-моему, их все-таки убрали. Там какой-то комплекс с бассейном сейчас стоит на их месте.

[То есть раньше там было село, и вы считали, что стены, которые вы видели, это его остатки?]

Да, это так все говорили, но именно что это я, опять же, не знал. Может быть, какие-то слухи, может быть, какое-то другое здание было, и оно разрушилось. Ну выглядели они, да, более старо, чем остальные здания. Как руины такие своеобразные.

О детском досуге: места для вылазок, игры

[А вообще не было в районе, может быть, в вашем детстве разных каких-нибудь заброшенных строений, куда было как-то рискованно и опасно, но очень хотелось пойти с мальчишками, проверить?]

Интересный вопрос. Ну, я ходил, куда, наверное, родители не очень бы хотели, чтобы я ходил. Там были дороги над МКАДом. Там был и пешеходный мост, он вроде более современный, даже в «нулевых», по-моему, построен, где сейчас торговый центр находится. Когда я был маленький, там не было торгового центра, где Корнейчука улица. И другой был мост, сейчас он открыт как дорога вот в деревне Челобитьево, а тогда это был, по-моему, как пешеходный. Ну да, над МКАДом, не знаю, насколько опасно, ну, мало ли, все может случиться. Один раз только я, наверное, залазил на гаражи, тогда еще гаражи-ракушки были популярны, а там их прям во дворах ставили. А, и один раз я залез в машину, там очень много было брошенных машин, не знаю, угнанные или кто-то оставлял, но это с 90-х еще оставалось. В 2003-2004 году я так что-то разбил там и даже палец поранил. Вот всякие разброшенные автомобили были.

[То есть это уже подростковый возраст, такой…]

Ну все равно я был маленький, школьник, мне было лет 9-8. Ну так часто машины я замечал. Сейчас, кстати, такого нету, да, в Москве и в том же районе тоже.

[А вы можете кроме вылазок таких мальчишеских вспомнить какие-нибудь, не знаю, формы детского досуга другие? Игры, в которые можно было поиграть, выйдя погулять рядом с домом?]

Ну, где школа, где я учился, 1682, не помню номер здания, это улица Белозерская, там были горки, мы с горок катались. Причем это недалеко от дома, ни какой-нибудь МКАД, то есть все близко к моему, мой дом был дом 17. А горки еще были где-то ближе к тому же парку, ну, о нем была плохая атмосфера, про наркоманов я говорил, но если днем с родителями идешь или с друзьями, ничего не случится, я думаю. Днем там катались, вот именно горки я помню. В этом плане зато парк, где Лианозовский питомник, он более-менее природный, он никогда засорен не был. Может быть, потому что меньше людей там живет. То есть даже такого не было, кстати, когда были майские праздники, что все ходили на шашлыки, ходили за МКАД. А там было чисто и мало людей. Вот это я помню. Либо я ездил, совсем маленький тоже, в 2002-2001 году с родителями в Лианозовский парк, там были… вот маленькое какое-то колесо обозрения, не знаю, есть ли оно сейчас там, какие-то машинки вот эти электронные, когда катаешься и какие-то другие карусели. На лошадях я там катался, ну, как дети любят. Я, кстати, мне лошади нравились в детстве, может быть, из-за этого. Тогда было, в наше детство, меньше, чем сейчас, увеселительных заведений, плюс такая разруха после 90-х, начало «нулевых». Но вот в парке было интересно. Торговых центров тогда еще особо не было таких, были просто какие-нибудь магазинчики. А, кинотеатр «Будапешт» был, в кинотеатр я любил ходить в детстве. А его сейчас закрыли, он, по-моему, до сих пор реставрируется, либо закрыт. Просто выгоднее делать кинотеатр в торговых центрах, чем, наверное, так отдельно, ну, маркетинг, а так он был таким интересным тоже местом. Вот и все, наверное.

[А какие-то детские игры не можете вспомнить? Во что вы сами играли?]

Единственное, такая игра, которую, наверное, сейчас дети не знают, которую мы уже не знали практически, потому что это была игра больше старого поколения, но кто-то вспомнил. Мы играли пару раз в казаки-разбойники, ну, когда чертишь стрелочки на асфальте. И то, я уже не помню смысл игры, то есть ты вроде бы бежишь, должен как бы направление показать, но иногда можешь обмануть, и прятаться должен.

[То есть командная игра?]

Командная игра, да. Казаки там ловят тебя, куда-то забирают. И всегда играли в салки. Эти дети сейчас, наверно, тоже играют, когда я в школе работал, я видел это. Это такая вечная игра, ну, бегаешь, там, догонялки, салки, как они называются. Что-то такое типичное для района я не могу назвать.

[Нет, не района, скорее время вашего детства, во что было принято играть.]

Своеобразные какие-то игры. Ну вот казаки-разбойники, мне кажется, это архаика, которая уже тогда была непопулярна, не знаю, есть ли они сейчас, вот действительно. Остальное – все то же самое.

[А то же самое – это что?]

То же самое – тоже дети любили тоже догонялки, они всегда будут… Хоть сейчас ругают, кто-то из старого поколения, что дети инфантильные, сидят в телефонах, да это не так. У нас не было телефонов, мы играли и в PlayStation, тамагочи, кому нужно было, это от человека зависит. Ну, это влияет, но не так сильно, как некоторые прям говорят об этом. Так что это всегда были такие игры, связанные чтобы побеситься, попрыгать, побегать. Это не только мальчики, это и девочки. Девочки еще играли в классики, вот там когда рисуют квадратики, прыгают, что-то такое. Я никогда не понимал это, даже пытался как-то спросить, у них что-то свое там. Девочки, может, больше перфекционистки, не знаю. Ну, кто-то на скакалке тоже там прыгал, ну, я думаю, это и сейчас, наверное, есть, я не видел. Что еще, что еще? Еще, еще, единственное, это не игра, на деревья я, например, любил лазить, и некоторые мои знакомые. Кто-то это не любил. И у нас было какое-то даже соревнование, кто выше залезет. Ну, родители это считали опасным, ну я лазил там метра на три, наверное, даже. Да, высоко. Вот, может быть, такое тоже что-то своеобразное, потому что в Бибирево много старых деревьев. Их никто не срубал, но они и не облагорожены так сильно. Просто какие-то, там, где то место, где стелла вот эта, украинский и российский флаги каменные, и где моя школа 1682, вот там везде я лазил. Вот, вот это помню, и все.

[Все равно довольно насыщенное детство.]

Но все-таки оно было, да, я не спорю. Ну, конечно, еще было много всяких впечатлений, когда идешь с другом и видишь шприц с кровью. Ты понимаешь, потому что родители говорили тебе примерно, что это такое [ухмыляется]. Это да.

Бибирево в 1990-е-начале 2000-х гг.

Я сейчас много говорю того, что может компрометировать, но я говорю предельно честно, вот всю свою жизнь, это правда. Может быть, кому-то было лучше, кому-то было вообще плохо. Я жил в Бибирево, жил в такой вот полуразрухе, в коммунальной квартире рос вообще я в детстве, потом переехал.

[А, в коммунальной?]

В коммунальной. И это все я помню. Это бедные люди. Человек работает и все равно получает мало денег. Я не сказал бы, что сейчас что-то кардинально изменилось, я говорю даже не о политике, а о таком вот общественном, том, что я видел, это мои искренняя такая вот информация. При этом, я уже говорил, что район зато был не такой… не так много людей, как-то много зеленой природы и много чего такого хорошего мне запомнилось. Конечно, ностальгия всегда есть.

Бибирево: достопримечательности района

Еще что я только что вспомнил, помимо церквей, там было, там есть здание евангелистов [церковь ЕХБ «Голгофа»], я абсолютно хорошо, я вообще же люблю разные религии, мне и сейчас это нравилось и в детстве, меня оно немного пугало, потому что оно все-таки, оно коричневое, светло-коричневое, но мрачные вот такие стекла. Это даже не католический и не лютеранский собор, он какой-то своеобразный. У них очень много, не знаю, как это называется, я думаю, это интересно тоже рассказать, случайно вспомнил. Аскетизм, то есть там приезжали иногда кто-то на машинах, но такое небогатое место. Это большое здание в районе тоже на Лескова возле Мелиховской улицы, где начинается питомник, но люди некоторые, там, россияне, которые верят стереотипам, там что-то рассказывали: «Ой, это же Иеговы, они, там, сатанисты». Что-то еще рассказывали. Иеговы правда ходили по квартирам, но это к ним никак не относится. Это, там, нормальные люди, просто какие-то евангелисты или это адвентисты какого-то дня. Ну, может быть, течение своеобразное, но официально которое существует. Но меня тоже в детстве это здание пугало, оно похоже было на замок из всяких компьютерных игр, там, на PlayStation, каких-нибудь старых, со старой графикой, где какие-нибудь эти, скелеты. Вот у меня почему-то такие ассоциации были. Вот, вот это интересно тоже. Ну, в детстве возле него ходил, мне уже было интересно, какое-то таинство, какое-то все странное, мрачное, вот, вот такие впечатления были. То есть в районе все-таки есть что-то такое, своя изюминка тоже в этом районе.

[К вопросу об изюминках. Можете назвать что-то, что можно обозначить как достопримечательность района Бибирево?]

Вот только что я вспоминал об этом соборе, и он реально, во-первых, он давно там стоит, наверно, с начала 90-х, может быть, даже и раньше.

[То есть все-таки новодел, новострой, да?]

Вот я просто не знаю, советское время же более-менее такое атеистическое. Церкви в Бибирево, они же тоже как бы такие, новые. Может быть, там когда-то давно стояли и разрушены, я вот не знаю, нюансов. И вот это знаю про памятники – российский и украинский флаг – дело не в том даже, какой там флаг, просто эти памятники почему-то именно там стоят. Таблички там давно уже не было, я не знаю, к чему. Интересно, это классно, я за дружбу, но что-то я не понял, почему они именно там. Вот. Мне прям импонировало, у меня корни, там, с Украины тоже, и мне интересно было. Церковь еще есть в Бибирево, которая ближе к метро «Бибирево», это вот другая часть района, южная, где я в детстве не гулял. Это там улица… забыл, какие, ну, южнее Лескова, там улица Костромская есть такая, где уже начинается Алтуфьевский район. Улица Костромская. И там вот этот храм, я вот не помню, либо он реставрирован, потому что в советское время многие не работали, там были склады, либо он новый, но он… мне было интересно, что его строят, такой крупный. Это тем более было не вот эта собянинская тема, там, «Новые храмы Москвы», это еще было при Лужкове, в начале «нулевых». То есть, может быть, и на деньги местных выстраивали, хотя район бедный все-таки. То есть вот этот вот момент с храмом тоже я помню. Достопримечательность, достопримечательность… Ну, так трудно сказать, что еще именно. Это вот, может, комично будет, но вот, может быть, помните, когда первый «Макдоналдс» открыли на Охотном ряду, там были огромные очереди. Вот в Алтуфьево тоже был «Макдоналдс» с конца 90-х, наверно. Но тогда не было «Бургер Кинга», KFC, еще назывался «Ростикс», он был непопулярный. И все туда любили ходить, я в детстве любил тоже. Он, кстати, на мой взгляд, и вкуснее был, чем сейчас, кстати. Он, во-первых, был дешевле, там «Биг Мак» 16 рублей стоил, 15. И родители, если хорошо учишься, они могли с тобой пойти, вот в такое вот, например, место. И я еще там помню, я карате немного занимался в школе в 3-м классе. И там была школа не моя, какая-то ближе к Алтуфьеву, там были соревнования, не помню, выиграл я или проиграл, но в итоге все равно в «Макдоналдс» зашел и для меня вот... Мне больше нравилось, что я туда зашел, чем я где-то участвовал. Вкусно поел потом. То есть «Макдоналдс» был достопримечательностью, я уверен, что кто-нибудь из старожилов подтвердит мои слова. То есть не какой-то там… реклама заведения, это же правда, тогда было другое еще, и это было «МакАвто», тоже их было мало по Москве, где можно на машине подъехать. Блин, это классно было вообще, супер. И там же недалеко находился вот этот протестантский евангелистский какой-то… какая-то церковь, там «Макдоналдс», и вот эта церковь, которая на Костромской улице, и, может быть, кинотеатр «Будапешт», потому что здание старое, вот поэтому, вот может быть. А там, где Белозерская улица, там просто улица, я жил, но там не было ничего, я, блин… Будет человек со мной спорить, но я уверен. Что там можно назвать? Чермянка – там тогда не было ничего, вот только был еще вот этот памятник, где был украинский и российских флаг, вот, такие 4-5 достопримечательностей.

Бибирево: известные жители района

[А что-нибудь, не знаю, про известных жителей Бибирево слышали, нет?]

Я так боялся этого вопроса.

[А что такое?]

Мою неосведомленность осветит. Известные жители [улыбается]. Правда, не знаю известных жителей. Я знаю только одно, из что-то такого позитивного. Мы… я учился в школе, которая считалась Центр образования, то есть обычная, там рядом была школа с углубленным изучением английского, а от олимпиадов я занял третье место в 3-м классе, по-моему, третье или второе не помню, просто кто-то в классе вообще первое занял. И мы… это не я вам говорю, что там знаменитые люди, но это что-то такое, что наша школа занимала места по округу. А там же рядом была школа с английским уклоном, по-моему, они и то не заняли. Это, наверное, классно, где-нибудь это… ну, это же достижение такое, мелкого уровня, вот. Честно, не знаю. Но там вот не было известных. Там, слава богу, не было маньяков, как Битцевский, там, парк, например. Только один эпизод еще я вспомнил. Я уже оттуда переезжал, я это по новостям видел, и мне друг рассказывал, что там какой-то на улице Корнейчука псих выбежал из дома, его держали дома, а он выбежал и пару человек порезал или просто ранил. Вот это было в 2011-2012 году [смеется], ну, я опять в чернуху ухожу. Вот там, где Сбербанк рядом. Больше не знаю известных людей, ну, или событий.

[Имеется в виду, да, такая локальная известность, возможно.]

Слушайте, будет обидно, если я все-таки вспомню. Ну, бывает такое. Сейчас мне в дебри памяти залезать будет трудно, назову человека кого-нибудь не того, и будет неверно.

[Нет, нам как раз интересно именно первое, что приходит в голову. Нет так нет, значит, нет такого.]

Район Лианозово

Мне приходит в голову одна вещь, это, кстати, краеведение. Это даже, может быть, даже я что-то интересное расскажу. Алтуфьево рядом – это была усадьба Алтуфьевых. Это было времена еще ранних Романовых. И там были свои, там, 300 душ у них имелось. Усадьбы сейчас давно нет, не сохранилась. Это где Лианозовский питомник, то есть это даже не совсем Лианозово, а это… А, Лианозово, не Алтуфьево, Лианозово. Лианозово – фамилия странная. Многие думают, ну, еврейская, может. Это как бы не фамилия района, но вообще есть фамилия такая. И вот хоть -ов, -ев, такое чисто болгарское, русское, такое православное, то нет. Лианозово от слова «лиан» – это армянские древние какие-то купцы, которые получили боярский чин. И в то время, когда особо-то и не было таких явных отношений, это еще во времена либо ранней Романовой, либо во времена чуть ли не Грозного. Как они там оказались, я не помню. Но это целый род, который имел там свои владения. И у них был… Лианозово не такое как сейчас, западное, а там уходило в Алтуфьево, и в том же парке, вот в том же, где этот костел, возможно, какие-то домики находились, то есть это тоже часть Бибирево. Это какая-то очень старая история, 1590 и 1600-е года, вот я не помню, то ли времена Смутного времени, но какие-то там появились, Лиан со своей семьей, они стали Лианозовы. Вот это я помню. Известные, может быть, для кого-то люди.

[Интересно. А вообще соседний вроде бы район Лианозово, он отличается от Бибирево чем-то для вас лично?]

Ну, отличается тем, что там часть парка, которая обустроена и в которую ездили те же бибиревцы, алтуфьевцы гулять, потому что там было кольцо, колесо обозрения. Кольцо или колесо, как там правильно называется? Эти машинки, на которых катаешься, такие кары, и на лошадях можно было покататься. А в Бибирево, я, опять же, не хочу чернить, но когда я был маленький, там этого не было. Сейчас, может, есть там. В парках не катались лошади, и вот все туда ездили.

[Это был такой центр досуга для соседних районов.]

Да-да-да, это вот кроме Лианозово, из других районов приезжали, это было интересно. А архитектура такая же, дорога такая же, там Лескова заканчивается, в Дмитровское шоссе оно упирается. Очень много всего похожего. Такие же есть какие-то свои школы, ну, прям даже застройки районов похожие. Просто Лианозово он еще более, там еще больше этого парка зеленого и развлечений было больше, я помню. Еще там открыли гипермаркет в 2002-2001 тоже, ну, типа тогда это было еще новшество, такие огромные торговые центры. Гипермаркет – это уже Лианозово в сторону, где Дмитровское шоссе, я с отцом ездил, там смотрел телевизоры, мне было интересно, причем телевизоры с таким большим, большим, 108 см, дюймов, ну, что-то огромное, тогда это было классно. Сейчас это как само собой. Вот. Тоже воспоминания.

[Тоже впечатления.]

Да, именно.

О жизни в коммунальной квартире в Бибирево

[Да, вы говорили, что жили в коммуналке. Можете описать, не знаю, может быть, какие-то интересные примеры коммунального быта? Вы же в детстве как-то это все наблюдали? Там, взаимоотношения с соседями, как это выстраивалось, как это было устроено.]

Оно не было плохое, вот в уважение сейчас им, в плюс им и себе, наверное. Но мы были, понимали, что, там, они и мы немножко мешали друг другу на кухне всегда, потому что… ну это ужасно, я не знаю, в других странах где это есть. Это вот я сейчас… я думаю, я имею право возмущаться, у меня тогда отец тогда от строительной фирмы, он мог бы квартиру получить, как-то распределили так, чтобы было коммуналка. И соседи многие так жили, в коммуналках. У меня мама ученый, но долгое время что-то не получалось, вот в 2005 получилось уже эту квартиру… Получается, мы купили ее в Тропарево-Никулино. Это было, в коммуналке – это, конечно… Ну бред какой-то, вот я серьезно говорю. Притом что с соседями я нормально ладил, я именно по-человечески не понимаю, в туалет хочешь, иди, сосед там в туалете, например, надо думать, как помыться. Это не социализирует людей, ты просто живешь как в каком-то, не знаю, но такие были. Это вот так относилось государство к людям. Купить трудно было, денег мало и вставали на очередь в советское время, вместо квартиры давали вот коммуналки и прочее. Вот, потом уже стали за МКАДом людям давать, там это уже меня, слава богу, не коснулось. Вот как-то так. Я понимаю, что вопрос в другом заключался, быт.

[То есть отношения строились на договоренностях.]

Ну, приходилось договариваться, это всегда так. Даже если человек тебе не нравился, тебе все равно приходилось бы с ним говорить. Ну, нормальные соседи были. Обычные люди, ничего плохого не могу сказать. И соседка, единственное, которая вот мама их, она очень громко по телефону иногда разговаривала. Мне было все равно, а, может быть, кому-то не нравилось. Ну, мне в детстве шумы не мешали, я тогда не работал, там, в школе учился, там, домашку делаешь за пять минут – и свободен. Так что все было в моральном смысле нормально. А физически, конечно, ты ощущаешь себя неполноценно в коммуналке. Ты такой же гражданин… Это ужасно, да. Вот, все, что могу объяснить.

Тропарево-Никулино: границы, репутация района, достопримечательности

[Переезд в свою квартиру был все-таки таким событием, праздником?]

Да, я радовался, хотя у меня и друзья оставались в Бибирево, и какой-то новый район, который я не знаю, но я радовался. Район поинтереснее выглядел, там, покрасивее. Ну, это так вот, детские впечатления. Конечно, квартира – это был нормаль… приятный момент.

[А Тропарево выбирали район? Или просто там квартиру дали и поехали?]

Слушайте, я это, правда, уже не знаю. Не совсем дали, мы покупали квартиру, может, от работы как-то там. Это то, чего я не просто не хочу говорить, я этого не знаю уже, это нюансы, я все равно тогда был еще школьником. А квартира, да, своя квартира – уже это было приятно.

[А вот, опять же, по репутации района, может быть, лично для вас, или круг ваших знакомых, Тропарево выше в этой иерархии районов, чем Бибирево, или так же? Или как они соотносятся?]

Не люблю я эти фашистские критерии.

[Почему фашистские? Понятно, что все субъективно.]

Но все, что я говорю про Бибирево, это слова, которых я заявляю со своей чес… искренности. И Тропарево… наверно, в нем всего такого нету. Хотя район Тропарево – тут больше людей, и тут как бы больше всего. Зато в Бибирево я жил, ну, там, в детстве дрались, хулиганы, я знал зато всех, там было… здания поменьше, люди попроще. А здесь я, например, в свое время, помню, шел, у меня пытались телефон отнять, вот тут вот типа гопники. Они ничего мне не сделали, но словами, неприятно. Я как-то отвязался от них либо убежал, потому что я был меньше и слабее, либо даже кого-то ударил. Вот такое событие, которое даже забыл уже. Но это было уже в Тропарево. Поэтому везде может случиться и беда, и хорошее событие. В Бибирево много хороших людей, просто, к сожалению, там прям бедность региона, там коммуналки и вот это вот, никуда пойти, вот это вот... квинтэссенция худшей стороны России прям Бибирево. Сейчас, может быть, что-то изменилось, но когда я был маленький, это все запомнил. Я даже считаю, что это справедливо. Люди так же работают, там, люди образованные, и преподаватели. Они жили плохо. Это все я видел. Тропарево интереснее район, он, там всего… там много есть всяких ЖК «Корона», комплексы «Миракс», там уже прям чуть ли не двухэтажные квартиры. Много просто домов разных по архитектуре. И советские тоже интересные, там Олимпийская деревня есть, там есть гостиница «Салют», которая хотя и соцреализм, она по-своему красивое такое здание 20-этажное. Там есть очень много институтов, семь или восемь штук, еще в соседних районах есть, МГИМО там недалеко, РУДН. И… попросторнее. Вот мне не нравится, что сейчас там застройки происходят уже и при Собянине, как и при Лужкове. Может быть, слишком, не надо так много строить зданий близко друг к другу, они же высокие, 20-тиэтажные. Ты смотришь в окно, и там окно другого человека. Ну это правда, я был в гостях, это видел. Но он покрасивее, у него другая репутация, там очень много, ну, как я говорю, студентов, институтов, а, медицинский еще где-то недалеко. И он обустроен. Там тоже есть церковь, в Тропарево, тоже старая. И вот этот маленький тропаревский парк, где теннисные столы, где я часто играл в свое время. Потом, если идти дальше в сторону метро «Тропарево», там есть зеленые места, такие вот зеленые аллеи. Есть парк Тропарево, интересный парк со своей речкой Очаковкой, по-моему. Есть Парк школьников, это уже в сторону Мичуринского, другая часть района. Я могу это тоже нарисовать.

[Да, можно здесь на обороте или я могу другой лист принесу.]

Нет, на обороте. Я подпишу, здесь Бибирево. Не слишком долго? Я просто иногда рассказываю, может быть, нужно как-то унифицированнее.

[Нет, все хорошо, как раз интересно.]

Тропарево-Никулино. Ну, Тропарево первое слово у всех, как бы чаще чем… Я не знаю, что из них никулинское, и, там, как он делится. Тропарево-Никулино. Вот я по хордам так рисую, здесь Ленинский проспект, по-моему, здесь и заканчивается район.

[То есть граница – Ленинский проспект, получается?]

Ну как-то так. Вот тут идет Вернадского. Он больше, чем Бибирево, по-моему, район все-таки сам по себе. Вернадского, они где-то тут соединяются. По-моему, Вернадский уходит в Островитянова. Здесь метро «Тропарево», здесь метро, кстати, Тропарево, в принципе, и досюда доходит, «Юго-Западная», раньше она была конечная очень часто. Сейчас сделали «Тропарево», «Саларьево», и теперь ты садишься, и все места заняты, вот, преобразование. Улица известная, она даже крутая, 26 Бакинских Комиссаров. Миклухо-Маклая уходит туда…

[А чем она известна?]

Даже не она, наверное, больше Вернадский. Известна тем, что «Иронию судьбы» снимали в этом районе, я хотел это тоже рассказать. И вот сейчас я нарисую церковь, это Архангела Михаила, она достаточно старая, она, наверное, реставрированная, но она относилась... Тут тоже была деревня раньше. Деревня, село Тропарево. И эту церковь можно увидеть, когда идет… В «Иронии судьбы» не Ипполит, а этот второй главный герой, точнее и есть главный герой, который пьяный.

[Лукашин.]

Лукашин, да. И он уже вернулся как бы в Москву, и Питер тоже в этих районах снимался, просто была ночь, он вернулся в Москву, и он идет, и видно вот эту церковь, он заходит в одну из этих высоток 17-этажных, вот так они нарисованы, три штуки. Вокруг них 9-этажки, вот такие, это новые постройки 80-х годов, советские. А я живу, улица Академика Анохина, тут она в Покрышкина туда уходит. Здесь она тоже идет, уже там своя улица, Рузская улица. Рузская, не русская. И тут, этот… МИРЭА, тут уже МГИМО. Он, по-моему, к Раменкам относится, к району, я не знаю, они не разделены, либо это тоже край Тропарево, что тоже своеобразно. Тут где-то мой дом, дом 7. Анохина. Вот, я вам показал даже адрес, если вот… где я живу, подробнее. Тут Юго-Западная. Тоже тут есть «Макдоналдс», но это уже не достопримечательность [улыбается] такая, как в Бибирево. Тут возле церкви всякие парки, теннисные корты. Тут тоже маленькая улица, Рузская улица. Наверно, я мелко нарисовал. Тут есть институт МПГУ, где я учился. Ну вот, общий район, вот, общий облик.

[Что можно назвать центром района, где там жизнь кипит?]

Мне кажется, в районе метро «Юго-Западная», причем, не с точки зрения, опять же,  прямо маркетинга, вот этой вот повседневности, а все-таки там есть новый торговый центр «Авеню». Я сначала был против, потому что будет много машин, но они сделали парковки, там несколько этажей, и там жизнь именно… не только торговая и развлекательная, и раньше был рынок. Как бы многие не любят рынок, что там что-то грязное всегда есть. Но если вы его хорошо обустроите, может быть, будет и полезен, то есть у меня такое нейтральное отношение, но именно что тут много закупал, я покупал какие-то одежды спортивные, вот. Тут где-то чинил телефон, например, или покупал телефон, салоны были сотовой связи. Тут всякие такие штуки интересные, не знаю, даже, по-моему, какой-то интим что ли магазин есть, тоже люди заходят. Вот как бы вот все, что…

[То есть на любой вкус.]

Да, на любой вкус. И так же недалеко от метро парикмахерская, куда я ходил. Есть парикмахерская и ближе к Анохина. Но в нем, в этом районе, есть много всего. А тут, с той стороны, где Миклухо… 26 Бакинских Комиссаров и Вернадский с северо-востока, сейчас есть М… РПЦ… МФЦ.

[МФЦ.]

МФЦ, вот, как они там. Всякие там центры, где я паспорт менял, что-то делал. Хотя вот тут тоже я не нарисовал важную вещь. Это часть района, но уже конец. Вот я вот так нарисую один квадрат, это Олимпийская деревня. Тут есть торговый центр «Фестиваль», когда раньше не было метро, туда часто ездил что-то покупать, одежду, ходить в кино, книги, там есть интересные магазины. Там же есть театр, вот сейчас не так много людей ходит в театр, вот там есть.

Там есть Театр на юго-западе, на Вернадского, я там не был, и мне многие не советуют, он маленький, такое красное здание. Это напротив, можно сказать, вот этой церкви, храма Михаила. А там свой театрик, там Макаревич выступал в свое время, туда приезжал, какие-то еще группы, таких, полубардов-полурокеров советских. И там есть, забыл, как называется, но что-то вроде магазина советского времени еще, где какая-то своеобразная одежда. Он и сейчас остался как советский, там большие цены. Это в том, в Олимпийской деревне. А тут, где Вернадского, есть тоже магазин, называется «Польская мода». То есть там есть, кроме еды, одежда, которая какая-то своеобразная тоже. В свое время тут… Там и рядом Теплый Стан, магазин «Лейпциг», то есть в магазине «Лейпциг» была одежда из ГДР. «Польская мода» - одежда из Польши. Это вот эти районы, советские, но они были вот, более продвинутые что ли, более… либо интеллигентские, либо даже, может быть, даже партийцы там больше жили, потому что более богатый район. И очень много всего есть, чего… того, чего не было, когда я был в детстве в другом месте. Но, может быть, это неактуально уже, «Польская мода» и вот этот магазин на… Олимпийской деревне.

[Но это часть исторического облика.]

А, тут еще есть Музей войны, только не столько Великой Отечественной, там техника. Я не то чтобы плохо об этом знаю, я просто считаю, что на Поклонной горе много интересного можно посмотреть, а тут такой он просто более мелкий. Но кто интересуется именно вот техникой, не просто историей, а вот такими вещами, там есть в Олимпийской деревне такой старый музей тоже.

Так что в районе прям вот много культурных мероприятий, и вот эта церковь даже, не с точки зрения прям верующего человека, она старая. Не как в Бибирево, там, по-моему, все-таки новую построили. Она была, когда тут было село Тропарево, ей лет 400 точно, так что это прям… разительно отличается район все-таки, я думаю, по насыщенности жизни.

Район Чертаново

[А жители районов, получается, тоже должны отличаться? К вопросу о типичном портрете.]

Отличаются в том плане, что нам вроде кажется, что жители обустраивают свой район, но есть нюансы, когда человек уже приехал, он уже видит… архитектура даже на человека влияет. Вот я как-то был в Чертаново, и там вот есть что-то так… какие-то здания, они вот, правда, мрачные. В этом даже есть что-то интересное, я не спорю. Это фильм «Притяжение» там поэтому сняли, где инопланетянин упал, показывали чертановских ребят, прям вот эта вся вот суть вот этой… типа наш район.

[Живо передается в фильме?]

Вот именно что вот эти здания как-то сразу давят на людей, сразу хочется выпить, куда-то там… посидеть. Не просто разруха, а какая-то именно мрачность. Он же тоже, Чертаново, он же даже красивый, но это с точки зрения людей, которые со стороны на это смотрят [улыбается]. Я говорю о внешнем сравнении, я не говорю – люди, ни в коем случае, я не хочу никого обидеть.

Тропарёво: жители района

А в Тропарево там, как ни странно, там много советского, даже, может быть, больше, чем в Бибирево. То есть Бибирево – это перестройка, а Тропарево – это смесь советского, вот такого брежневского типа, но там что-то вот…. как будто успешные люди, у меня сразу ассоциация. И современность, то есть уже не 90-е, а «нулевые», вот эти дома, где я живу, построены в 2002 году, это уже немножко другая экономическая ситуация. Тоже есть парк здесь Тропаревский, который не обязательно прям так обустроен, но там я не видел наркоманов, как в том, просто, где я сам видел шприцы несколько раз в детстве. Так что другой район абсолютно. Могут быть и те же люди, но внешне человека если описать… А, еще из-за того, что институтов много, не обязательно, что люди эти там живут, но из-за этого создается впечатление, что какой-то идет человек, может быть, с маленькой бородкой, как у Троцкого, в костюме, например. Необязательно, что он идеально одет или богат, может быть, такой тоже средний класс, тоже бюджетник, но такой… не взъерошенный, причесан аккуратно, например, идет с каким-нибудь чемоданчиком. Либо учитель (много школ тут разных есть), либо преподаватель института. Вот, либо молодежь, потому что много тут, много новостроек, много заезжает семей, до сих пор много новостроек там, и больше людей в районе живет. Так что я начал с того, что больше людей – даже теснее, вот в этом, может быть, плюс Бибирево, но зато здесь интересней, люди разные. Тут нет такой унификации, как там, вот так бы я сказал, описывая его.

[Опять же, какие-нибудь знаменитые жители здесь есть? Или тоже неактуально для вас?]

Знаменитые жители… [Улица] Покрышкина в честь летчика Покрышкина, он не тут жил. Анохин, академик, тоже не тут жил. В советское время это классно, что давали ученым названия улиц, а не только Сталину, Ленину, например, как одно и то же, там миллион есть таких. Но они не отсюда, они не отсюда. А что-то, что-то, кто-то жил, какая-то, по-моему, актриса или спортсменка жила чуть ли не в моем доме, но не помню я ее фамилию-имя. Это на уровне как Исинбаева почти, это тоже там легкая атлетика, какая-то женщина жила такая из современных. Из советского периода… ну, профессора. В МИТХТ там много химиков известных, я сам историк, и для многих людей, наверное, эта фамилия мало что говорит, там такой Серафимов, очень сейчас человек старый, но я думаю, что очень много занимался именно своей тематикой, очень много трудов. Может быть, известный в своих кругах, там, химических. Просто сейчас известный человек не столько ученый, сколько больше спортсмен, кажется, или актер. Актеры кто-то тоже есть оттуда, но я не помню. Ну, район крупный, много людей там жило. Мне интересна еще церковь Архангела Михаила, то, что это же какой-то не совсем библейский персонаж, а уже, по-моему… ну, это не те архангелы, это какой-то был местный человек, либо это легенда, что какой-то был когда-то Михаил, еще когда не было Московии, когда еще Москву не построили там в 1147 году, по-моему. И кто-то… как Георгий Победоносец, какой-то был Михаил, который победил какого-то змея, дьявола, но в итоге сам стал плохим, потому что он злом ответил на зло. Вот я же люблю всякие такие легенды, вот, этичные. Я это слышал от кого-то про Тропарево. Вот если его известным человеком можно назвать [улыбается].

[Ну, в какой-то мере да.]

Неизвестно, жила ли такая личность вообще. Это вот архангел Михаил, вот об этом слышал.

[То есть вот такой мифический персонаж, но тоже связан с районом, получается.]

Да, я про оба района использовал мифический персонаж.

[Очень любопытно, что представляется, когда думаешь о знаменитых жителях своего района, фигурах.]

Тропарево: история, достопримечательности района

[Могу порасспрашивать про историю района. Вам это актуально?]

Ну, Тропарево-Никулино – я помню, что это деревня Тропарево. Вот все эти новостройки, где сейчас я живу и институты, здание МПГУ и МИТХТ, они были к Олимпиаде-80 построены. Там чуть ли не как санатории, по-моему, они строились, потому что в МПГУ когда я учился, там маленькие аудитории. Хотя в РГГУ тоже они не всегда есть крупные, поэтому… Какие-то югославские строители строили. И есть такая версия, что это в Югославии где-то, либо в Сербии, либо в Боснии есть похожие здания. Вот не знаю, кому это интересно, если то… может, это правда. Не факт. И там все… он весь не просто новодел, но даже в советское время все эти здания из фильма «Ирония судьбы», и вот эти здания – гостиница «Салют», Олимпийская деревня, это же все 79-78-й год. Это тоже новый район, вот, можно сказать, новый район. А вся улица Академика Анохина с южной стороны, она вся построена в 2002-2003 году, там были пустыри, там только были общаги МИТХТ и МПГУ. И район, улица Академика Анохина в сторону Генштаба, там есть Генштаб еще, Академия Генштаба, там одна из частей Генштаба в Москве, там же главный на проспе.. Парк Культуры есть здание, это именно академия, белое такое. Раньше нельзя было строить в близости относительно к нему, а сейчас там много всяких зданий и со стороны, где уже начинается район Теплый Стан, за Ленинским проспектом, там есть библиотека, крупные здания тоже, 25-этажные, хоть они и советские, но они, по-моему, тоже современные, тоже начало 80-х или, может быть, середина 80-х. И весь район такой, он выглядит по-современному до сих пор. И вот эти вещи, как «Польская мода», как Музей, военный музей, военно-исторический в Олимпийской деревне и какой-то еще старый магазин, я так и не вспомнил его названия, вот мне даже как-то стыдно стало, я же его знал, ну, это же тоже достопримечательность. Что еще? За «Фестивалем» там Мичуринский проспект, это, по-моему, район Очаково уже считается, и там есть маленький пруд, который всегда был, и он более-менее чистый всегда был, облагороженный, благоустроенный, вот это вот на севере района, за проспектом Мичуринским. Что еще? Сама церковь мне кажется старой, вот которая там находится. Там еще в Юго… Вот, что я хотел сказать. На Юго-Западной, так называем сам район Никулино, потому что метро «Юго-Западная», поэтому люди так говорят, есть здание, называется «Синий зуб».

[А что это за здание?]

Такое высокое здание, похоже на небоскреб, хотя не такое высокое, у него тоже этажей как 20, кажется, ну, у Москва-Сити гораздо больше. Оно все стеклянное, такой купол, и это относится вроде к МИРЭА, а нет, к Академии сельского хозяйства, сейчас это ГАРФ… Ой, ГАРФ… РАГС…

[РАНХиГС.]

РАНХиГС. ГАРФ был раньше и РАГС отдельно. Вот, и оно, по-моему, заброшенное, я там видел битые окна, его хотят сносить, а сносить тоже дорого. И земля под ним дорогая, и строить дорого, это миллиарды, по-моему, здание вообще ценность. Вот в России в свое время люди зарабатывали на стройках, в 90-х, поэтому и сейчас… Оно относится к району, к мэрии, либо к институту, там что-то непонятное происходит. Оно вроде бы не нужно, но оно и интересное, хоть оно уже и старенькое и заброшенное. Когда выходишь из метро, видишь такое синее здание издалека. Это улица Коштоянца, это тоже район Тропарево-Никулино, это его северная часть, северо-западная, где уже находится МИРЭА, где рядом уже находится, недалеко, МГИМО, где тоже как бы конец района такой. Но этот «зуб», он, может быть, наоборот, как олицетворение такого, вот. И «Юго-Западная», то есть Тропарево-Никулино – это высокие дома, то есть там здания высокие даже по меркам Москвы. Если это кому-то бросается в глаза, то это человек заметит. Вот. Район выглядел всегда современно, я думаю, даже в те, поздние времена. И до сих пор там есть новостройки. Есть какая-то стройка еще в том же Коштоянца, в том же, где находится МИРЭА, наоборот, все очень долго тормозилось, там здания такие. 10 лет уже стройка идет, не знаю, чем это закончится. Ну, жилой комплекс хотят построить. Вот в районе, кстати, это мое мнение, это многие местные скажут, испортилось – там стали реставрировать метро и вообще в итоге сняли крышу с выходов из метро, и до сих пор не могут это толком сделать. Вот это какая-то там вещь и мост над Миклухо-Маклая… Я все время путаю Миклухо-Маклая и 26 Бакинских Комиссаров, кто из них первее начинается к Юго-Западной.

[26 Бакинских Комиссаров.]

Значит, бакинские комиссары. И там мост пытались пешеходный сделать. Тоже он много лет так и стоит. Вот эти постройки, они какие-то замороженные. Хочется, чтобы быстрее уже сделали что-нибудь. Такой район. Подытожить, могу сказать, что район какой-то все-таки, ну, не научный, а какой-то студенческий что ли еще. Общежитий прям много. Куда-нибудь в военкомат я даже иду и там с района не столько местные, сколько студенты все время какие-то. В двух больницах также студенты. То есть населения много, иногда, конечно, тесно, поэтому это в Москве, но контингент приятный, там люди науки, не знаю, спортсмены тоже есть, там же спортфак есть в МПГУ хороший. Интересно, интересный район, в общем.