Алексей (1998). Нижний Тагил

Переезд в Выксу. Общежитие. Баташёвы. «Лебединый рай». «Песня о Выксе». Группа «Спектр». ДК Лепсе. ДК Ленина. Репетиции. Конго. Сон во время репетиции (00:00:03 – 00:10:26)

[Для начала я задам вам несколько вопросов общей информации. С какого года вы проживаете в Выксе?]

С 2000.

[С 2000? То есть вы приезжий?]

Да.

[А какова ваша история?]

На Урале жили мои родители, и не было там работы. Ну…

[А где именно на Урале?]

В Нижнем Тагиле.

[Нижний Тагил?]

Да. И там не было работы в 2000, [19]99, [19]98. И они переехали сюда, потому что у нас здесь тётка жила, здесь заводы строились…

[Тётка?]

Заводы строились и ну нужны были рабочие. Вот сюда родители и переехали.

[В Выксу то есть?]

Да, в Выксу.

[А в каком районе вы жили сначала?]

Не район, а улица, и жили мы сначала на улице Романова.

[Дом? Место, строение?]

Общежитие было.

[Номер дома какой?]

Один.

[Дом номер один?]

Да.

[То есть общежитие на улице Романова – это и есть самый первый дом?]

Да.

[Интересно. А в вашей семье какая-то есть… Вы… Есть какая-то история Выксы, как-то чтится вами? И какую вы знаете теорию о создании нашего города?]

Ну теория-то одна, наверное – это братья Баташёвы приехали сюда, нашли здесь железо – и пошло-поехало. И стали завод строить, город. Потом они умерли, и дальше там французы приезжали, рассказывали, тоже что-то строили. Ну вот такой город.

[Ну то есть примерно предполагаете, откуда взялся город.]

Да.

[Отлично. А какие фильмы, книги или песни о Выксе вы знаете?]

Фильм знаю – «Лебединый рай» называется, его снимали у нас в парке около пруда.

[А в парке – это парк культуры и отдыха, да?]

Да, парк культуры и отдыха, он у нас один здесь.

[Озеро, которое…]

Да, да. И вот от этого потом начали выпускать лебедей, потом, после этого фильма, два лебедя у нас летом.

[Ну то есть как, парк решил поддержать историю этого фильма…]

Ну да.

[И выпустить в озеро лебедей.]

Да.

[Чтобы оно не просто так называлось Лебединым.]

Да.

[А песни какие-то, может быть, есть, знаете?]

Знаю. «Песня о Выксе» есть такая. Но её почти никто не знает, потому что её написал… ну заказ на эту песню сделал депутат Валерий Павлович Анисимов в Москву, ему написали эту песню, и здешняя группа, которая выступает с этой песней, он её подарил этой группе. Группа называется «Спектр».

[А, «Спектр». А вы откуда знаете об этой группе?]

Участник группы.

[Вы участник? А можете поподробнее рассказать о группе о самой, например, что-то?]

Подробнее – она… Ей около шестидесяти пяти лет, этой группе уже. Ну поточнее сказать… А что именно?

[Руководитель, какой, какая, какое направление музыки у этой группы?]

Руководитель – великий человек, Чесанов Алексей Георгиевич, но до него ещё были люди там.

[Ну понятно – шестьдесят пять лет всё-таки.]

Да. Но он тоже немолодой – тоже где-то шестьдесят пять ему.

[Ну вот, его ровесник – группа.]

Какой стиль музыки? Поп, русский рок, так где-то. Шансон.

[Но вы играете свои песни…]

Нет, вот у нас одна своя песня есть – это «Песня о Выксе».

[«Песня о Выксе». А с какого года вы в группе являетесь участником?]

Давно – с малых лет.

[С малых лет?]

Да.

[Какая-то история есть?]

Отец… Да, отец давно… Отца позвали играть на электрогитаре туда ещё в ДК Лепсе, у нас есть такой. Последний…

[Лепсе или Ленина?]

Лепсе.

[Лепсе именно сначала был?]

Да. Там нам дали комнатку, они играли, и после садика меня папа забирал – и сразу на репетицию туда. Они играли, я спал, засыпал под музыку. То есть там живая установка, всё живое было, звук живой…

[Ударные, клавиши…]

Да, да, да.

[Вот это всё, всё было живое.]

Потом из Лепсе нас выгнали – не буду говорить причины.

[Всех выгнали. Это…]

Да, всех выгнали.

[Насколько я знаю.]

Были мы… Потом мы переехали в ДК имени Ленина – сейчас оно закрытое.

[Сейчас закрыт ДК. Насколько я знаю, уже насовсем.]

Ну это я не знаю. Мы ещё туда переехали – там ну он полностью функционировал, то есть целое здание. Потом оно развалилось, его стали строить заново. Это… Забросили, и там только несколько, ну один этаж работал, первый, а мы были на втором, то есть один кабинет был там у нас большой.

[То есть только вы были наверху в этом месте…]

Да.

[И больше, кроме вас, туда никто не заходил?]

Нет.

[Полностью пустующее место…]

Да, да. Консьержка сидела – и вот мы, и всё.

[То есть проходили такие вечерние репетиции…]

Да.

[Если ты выйдешь из этого кабинета в коридор, там будет полная тьма и никого не будет.]

Нет, тьмы… Тьмы не было – там был свет. Но никого больше не было. То есть ты можешь гулять по всему – там открытые коридоры все были, в подвал можно было спускаться. А сейчас там после пожара – либо поджог был, либо ещё что-то – там сгорело, ну почти… Крыша сгорела, второй этаж сгорел. Мы оттуда съехали. И сейчас его закрыли, и туда никого не пускают.

[Может быть, какие-то были смешные случаи, связанные с местом, интересное что-то там происходило? Например, становление музыкантов каких-то? Кто-то с улицы зашёл, услышал музыку, зашёл к вам и потом стал музыкантом?]

А, были такие люди, да. Консьержка одна… Ну, мы по вечерам…[Смеётся.] Где-то часов в восемь-девять собирались на два часа, и она засыпала, ну закрывала, засыпала. А здание-то не использовалось – там то есть дырки были, где вот можно было войти. Несколько мужиков приходило – не пьяных, вот нормальных, просто приезжали…

[Послушать заходили?]

Да. В коридоре стояли, у нас перекур так называемый был, выходили все. Увидели: мужики стоят, спрашивают – а что здесь? И Чесанов Алексей Георгиевич начал ну, как человек пожилой…

[Как руководитель.]

Руководитель… Начал рассказывать – это минут на двадцать, на тридцать у нас затянулось, и у нас репетиция вместо двух часов была три часа, потому что у нас перекур час был где-то. Вот. Ну всё, больше в принципе я не помню. Ну, может, были ещё.

[А когда музыкантом стали вы? Именно таким, который участвует в коллективе.]

Да я вас понял.

[Не который спит…]

Я вас понял. Не ожидал сам – то есть после школы где-то классе в пятом или в пятом-шестом где-то так же пришли с папой на репетицию, и я сел, а… Ну обычно репетиция проходила. И здесь недавно привезли, тот же самый Анисимов Валерий Павлович, он нас поддерживает, принёс новый музыкальный инструмент, то есть конго. Ну перкуссия такие – два барабана, по которым руками надо бить. Чесанов сказал, чтобы ну разнообразить как-то музыку, встань и чего-нибудь поиграй.

[Для интереса.]

Да. Вот до сих пор стою, играю.

[А сколько лет прошло уже примерно?]

Четыре, пять, шесть, семь… лет семь-восемь, восьмой идёт, наверное.

[То есть перкуссионистом вы являетесь восьмой год, а сколько вы просто спали на этих репетициях лет?]

Два… девятнадцать, восемнадцать, так где-то. Нет. Просто спал?

[Просто именно спал, не то что играл.]

Четыре, пять… Ну лет, наверное, пять или года четыре, я не знаю точно.

[Приходили, спали.]

Да.

[А как в коллективе на это реагировали?]

А никак. Там есть клавишница, тоже ну пожилая женщина – мы её называем тётя Валя.

[Чего вы всех пожилыми-то называете?]

И она мне даже подушку приносила. Там то есть у нас была перегородка и шкаф. Большая комната была, шкаф стоял, и она разделяла как бы зону рабочую, и там у нас ещё стол стоял, холодильник старенький, и лавочка такая была во весь этот шкаф. И вот она приносила подушку, у меня с собой всегда курточка была. Я ложился, они начинали играть – там шумно было, гам. Я такой хоп – и всё, и засыпал. Просыпался уже дома на следующий день.

[Ну то есть так слух примерно у вас музыкальный и начал…]

Да.

[…развиваться. То есть всё-таки в папу вы немножко пошли.]

Ну а как же.

[А папа у вас электрогитарист, да?]

Да. Только он на гитаре любит, я не люблю гитару.

[А кто ещё в коллективе есть, какие ещё музыканты?]

Барабанщик, перкуссионист – я, клавишник, бас-гитара, акустическая гитара, электрогитара, ритм-гитара, вокал, бэк-вокал, всё.

[Ну то есть у вас прям ансамбль.]

В общей сложности восемь человек. Да.

Серость. Заводы. Режим жизни рабочего. Отдых в выходные. Наплыв людей в Выксу после пожаров 2010 года. Пострадавшие деревни. Новые дома. Появление Выксунского района. Районы. Центральный – заводские люди (00:10:28 – 00:18:19)

[Так, ну давайте перейдём к следующему вопросу.]

Давайте.

[А вот с чем вы можете ассоциировать Выксу, какой там цвет, ощущение? Когда вы приезжаете в город, что вы чувствуете, когда вы просто на улицу выходите?]

Подумать надо. Что… С каким цветом?

[Ну, многие говорят…]

Серый цвет.

[Серость, да?]

Серый цвет, и вот как погода сейчас – дождик вот, слякоть, ничего не хочется делать…

[Серость, унылость…]

Да, потому что как бы в Выксе ничего такого для людей. Ну как бы есть, но как бы нет. Здесь, по сути дела, один завод и предприятия другие – Дробмаш, Завод корпусов, вот эти все. Маленькие предприятия, тоже заводы. И здесь получается в пять утра встаёшь, едешь на работу, там либо восемь, либо двенадцать часов работаешь, приезжаешь домой – и тебе после работы уже ничего не хочется.

[Ты уже после работы ложишься спать, да?]

Да. Вот сел на диван включил телевизор и сидишь.

[Всё развлечение.]

Да.

[А в выходные?]

Выходные… Ну как я сказал, у нас в городе есть парк, люди… Если летом в хорошую погоду, там у нас есть аттракционы. Можно в парк сходить погулять.

[Ну насколько я знаю, там такие, более детское всё.]

Да, но некоторые… Ну большинство ездят в Муром, то есть здесь…

[В соседние города.]

Соседние города, да – Муром, Кулебаки, в Нижний.

[В Нижний. Ну да, это не так далеко, но тем не менее ощущения другие.]

Два часа до Мурома. Вот мост построили – два часа. А вот на пароходе – там три или четыре можно было, и это ещё долго, и там ещё очереди большие на этом пароме были.

[А как жители из соседних районов приезжают в Выксу – как в центр? Ну, не районов, а деревень, допустим, из округа которые. Они в Выксу как в центр съезжаются, как вся Россия – в Москву, или они приезжают просто?]

Раньше, до 2010 года, до того, как пожары были, все жили по деревням, то есть такого большого наплыва людей из сёл и деревень не было. А вот как пожар случился…

[В город, вы имеете в виду, да?]

Да. И у нас был просто город, то есть город Выкса. А сейчас после 2010 года были большие пожары во всей стране, были, мы не исключение, деревни сгорели. Ну там некоторые восстановили…

[Насколько я знаю, больше всего как раз-таки Выксунский район сгорел в [20]10 году.]

Да.

[Вот Нижегородской области.]

Нет, была Выкса ещё. А вот после 2010 года…

[Нет, ну деревни, имеется в виду, Выксунского района.]

Да, да.

[А какие деревни сгорели сильно, не знаете?]

Чупалейка, Виля, Проволочная – вот такие.

[Там, по-моему, Верея какая-то здесь…]

Верея, Борковка. Тоже там вот если проезжать, там вот новые дома стоят, все похожие друг на друга. Это…

[Это всё сгорело?]

Президент приехал, да, после пожаров, приказал, чтобы быстро сделали дома. Дома-то сделали…

[Да, есть видео, да…]

Да.

[…приезда президента, как его люди разрывали.]

Но: газ проводили люди за свой счёт и канализацию.

[То есть дома им построили, а всё остальное…]

Да.

[Все дополнительные… Понятно.]

Но это уже к делу не имеет, это уже власть.

[Но, кстати, вот когда сгорела Верея, деревня, её раньше называли Гибловка…]

Гибловка.

[…Гибловка у неё было название. И потом она полностью сгорела – там осталось два дома, по-моему.]

Да.

[И все с испугом начали оттуда переезжать.]

Угу.

[Так.]

А, я вам недорассказал-то. А вот после 2010 года, после пожаров сделали Выксунский район. То есть вот эти все около Выксы деревни, они объединились, и вот как бы все люди поехали сюда. Потому что бюджет у района больше, чем у города, и мест рабочих появилось больше – завод стал расширяться, новый завод строиться. И вот поплыли все люди сюда, и сейчас здесь в основном люди из деревни. Вот.

[Ну то есть как деревни с городом объединили, и получился уже не город, а деревня своего рода.]

Да.

[По менталитету, имеется в виду.]

Да.

[Понятно. Так. А что для вас является символом или знаковым местом Выксы, какое-то, куда вы просто можете прийти, насладиться, отдохнуть? Или о чём вы думаете, когда вы слышите слово «Выкса»?]

Первое, о чём я думаю, это парк.

[Парк?]

Озеро там Лебединое как раз.

[Не завод?]

Не, завод уже второе. Потому что всё же вот парк, он что? Зелёный. Зелёный цвет успокаивающий, да? Шум воды – тоже успокаивающий. А вот когда думаешь о заводе, что ты думаешь? Работать… Вставать рано.

[Пыль, грязь.]

Пыль, грязь – это от всего. Вставать рано, вот это всё. Мало времени личного.

[Всё?]

Да.

[А на какие районы делится Выкса?]

На районы?

[Ну…]

Район ПМК. Район… ну… Как люди делят – ПМК, Жуковка, Центральный микрорайон это считается, и вот всё как бы я знаю. Они расположены в разных частях города. Если говорят «на ПМК», например, то это до конца прям едешь, пока город не закончится. На Жуковку – тоже там лес.

[Ну то есть…]

А Центральный – это вот центр Выксы, считай.

[То есть по границам называют, да?]

Да.

[А всё остальное – что? Даже если это не микрорайон Центральный, это всё равно будет центральный, да, по сути, центр города? Даже если это улица Красные Зори, которая соседствует с микрорайоном, её тоже к Центральному относят?]

Нет.

[Всё равно говорят «Красные Зори» отдельно, да?]

Красные Зори отдельно.

[А… какие люди живут в этих районах?]

Все районы перечислять?

[Ну вот основные, которые были названы.]

Ну в Центральном больше проживает мастеров завода, ну люди с денежкой, можно так назвать.

[Почему? Там не так дорого жить.]

Я бы не сказал. Всё же… Ну, может, там и недорого жить, но там дают дома приезжим, которые приезжают…

[А, понятно.]

По путёвке из других городов в завод.

[Заводским.]

Заводские, да. И там вот таких людей много, которые на заводе работают.

[Что насчёт Жуковки?]

Жуковка – спальный микрорайон, вот так могу сказать. То есть есть свои гопники так называемые, алкаши и обычные люди.

[А есть какие-то истории с этим микрорайоном у вас лично связанные?]

В спортивный зал ходил давно. А потом…

[Спортивный зал? А где находится, какой? Этот спортивный зал.]

Ну как назвать… Вот прямо вот на Жуковку едете, едете, едете, и вот увидите, оно вот в конце стоит такое здание.

[Можете зарисовать?]

Да.

[Примерный план микрорайона? Пожалуйста, планшет. Просто непонятно часто, когда говорят: едете, едете. А когда адрес не знаешь, лучше нарисовать такую ментальную карту.]

[Рисует.]

Спортивные залы. Лес вокруг города. Кружки. Гопники. Отношение к «модным» и людям нетрадиционной ориентации. Границы районов. Юбилейный – район гопников. Теплотрасса. Арт-объекты (00:18:44 – 00:29:07)

Дома стоят, и вот сам зал, так назовём.

[А какие-нибудь такие значимые особо здания, какие-нибудь кафе, может быть рядом какое-то стоит, чтобы было понятно? Или названия соседних улиц нарисовать.]

Ну она вот большой микрорайон, Жуковка эта вот. Просто спросите…

[Это спальный микрорайон?]

Да. Просто спросите любого выксунца или просто любого – «мне нужно спортивный зал на Жуковке», и он вам скажет, куда идти, покажет, на какой автобус садиться, на такси сколько будет стоить, он всё расскажет. Потому что у нас их несколько: это вот в Жуковке один, ФОК [прим. – физкультурно-оздоровительный комплекс] около завода…

[А, Баташёв-арена?]

И Баташёв-арена там подальше, в конце города. Всё, у нас больше… А ну Олимп – тоже спрашиваете, где вот попасть в Олимп, спортивный зал.

[Как попасть в Олимп.]

Да. То есть у нас люди все знают, город маленький, небольшой, и можно у каждого человека спросить.

[А если приезжий будет вот, допустим, он не может разговаривать, стесняется, как ему проще найти? Вот какой опознавательный знак есть? На каком-то автобусе можно доехать из любой точки города или там, не знаю…]

Вот до…

[Кафе какое-то находится рядом.]

До Жуковки, Вы имеете в виду?

[Ну да, чтобы… Ну да, до самой Жуковки.]

На любом автобусе, на любом городском автобусе.

[Все автобусы проезжают…]

Да, сейчас там проезжают все автобусы – просто садитесь и едете. Ну там трафарет у автобуса есть, и написано: Жуковка. Садитесь – и можете доехать.

[А вот рядом с залом былой славы есть какое-то кафе, заведение?]

Нет. Вот дома стоят…

[Именно дома просто стоят…]

Дома и лес.

[Дома в спальном микрорайоне.]

И лес, да. У нас Выкса расположена так, что город и вокруг леса.

[И вокруг лес. То есть люди из этих домов, они просто выходят…]

И лес.

[И попадают в лес, да?]

Да, ну просто с балкона выйдете – и вот два метра, там лес. Всё. Вот. Ну раньше лес был, сейчас, после пожаров, там это, маленькие такие деревья только начинают расти. Там у нас засаживали много деревьев. А так – да, один лес. А сейчас – поляны.

[Поляны. Вы там… А с этим местом только вот одна история – про спортивный зал?]

Нет, здесь много историй.

[Рассказывайте.]

В начальных… В начальных классах я ходил туда в лёгкую атлетику. Потом…

[В этот же зал?]

Да. Потом…

[А как-то это место, может, называется, как вот Олимп, допустим, Баташёв-арена...]

Металлург. Спортивный комплекс Металлург, вот так.

[Что-то ещё там было?]

[Рисует.] Потом около этого спортивного комплекса стоит дом, и там вот с торца если заходишь, там вышивание вот это…

[А номер дома?]

Нет, не помню.

[А где он находится, можете показать на своей карте?]

А прям вот он, вот он. Вот с торца просто выходите, и там большая вывеска, типа написано «Радуга». И там всякие кружочки есть – я туда на шахматы ходил, на шашки ходил. Вот. Ещё в этот спортивный комплекс на футбол ходил. То есть я много куда ходил, но недолго я там был везде.

[А такие…]

Везде по полгода, по году, так где-то.

[А такие интересные истории – знакомства, встречи с гопниками, как вы говорили, там были где-то?]

Слава богу, нет.

[Слава богу, нет?]

Слава богу, нет.

[То есть если бы были, было бы всё намного хуже, да?]

Да. У нас люди, как я уже говорил, приехали из сёл, и там у них свои понятия. То есть одеваешься, например, не так, как, например, в Москве. Вот идёт человек – на нём, ну, светлое всё или ещё что-нибудь, видно, что дорогое. Люди подходят, начинают докапываться, типа «поясни за шмот», типа «дай закурить». И вот потом…

[Таким образом пристают просто.]

Да.

[Докапываются.]

Да. Они могут даже вас не ударить, не обокрасть, но с вами будут идти, вот пока вы либо до машины, либо до автобуса не дойдёте, пока не сядете. То есть будут приставать, могут… Ну вот такие люди.

[Ну то есть модникам лучше там не появляться особо.]

Да. Модникам лучше в Выксу не приезжать.

[Вообще в Выксу во всю, да?]

Да.

[Тяжело воспринимаются?]

Смотря какие модники. Если вот модники, как сказать полегче, не той ориентации, то лучше сюда вообще ну не надо.

[А почему не той ориентации? Как, вы думаете, поймут? Я же видела – у нас в городе тоже такие есть.]

Но они скрываются. А вот если из Москвы или из большого города приезжают…

[Которые там открыто ходят, просто это всё показывают?]

Да, то есть им там ничего – ну, ходят и ходят… то есть здесь у нас из сёл, у нас завод, у нас мужики все такие. То есть вот после этого…

[Суровые все.]

Да. В выходные – либо попить пивко, либо в баньку, там попариться, всё хорошо. Приезжает какой-нибудь там нетрадиционной ориентации человек, ходит, ходит – на него все оглядываются, а могут… такие люди, ну после баньки, после пива, увидят – ну, человек не той ориентации идёт, и могут его «бух!» и это, избить там, покалечить или ещё что-нибудь, или просто пристать.

[Почему ты такой, не как я, да?]

Да. Типа «а ты что, мальчиков любишь?» Или вот так вот.

[«А почему ты мальчиков любишь», да?]

Да, да.

[Не эволюционировали ещё люди.]

Нет.

[А подпишите вот здесь, что это микрорайон Жуковка.]

Я сейчас буду рисовать, вы просто меня оторвали.

[А, будете продолжать рисовать?]

Да, а как же. [Рисует.] Вот сюда…

[А это вот круговое движение, которое там находится?]

Да, да, да, да. Там понятное всё. Может, я непонятно рисую просто. Тут лес – ну тут понятно, что везде лес у нас, дома. Дом, дом, дом. А вот здесь уже в город идёт дорога.

[Стрелочку подпишите так – это в город...]

Нет, вот это у нас идёт… сейчас все туда автобусы, на Запрудную, улицу Запрудную сделали. Там…

[А.]

Около этого пру\да.

[Улица…]

А вот это уже, если автобус, на нём написано, что он в город.

[Город. А вот здесь вот всё микрорайон Жуковского?]

Ну он очень большой. Я вот сейчас… Он где-то… ну… он большой. Сейчас подпишу.

[Тут вот, по-моему, Юбилейный где-то вот уже.]

Нет.

[А он с Юбилейным не граничит разве?]

Он идёт как-то вот так вот. Вот здесь вот… Здесь уже и Юбилейный начинается, а он вот так идёт, и у него вот такая территория, вот такая вот, вот так как-то сделано, вот так. А здесь уже улица Лизы Чайкиной, микрорайон Юбилейного, Гоголя. Вот так вот.

[А вы сами где сейчас живёте?]

Гоголя.

[Гоголя?]

Да.

[Как вам этот район?]

Спальный. Спальный тихий район.

[Спокойный?]

Да.

[Говорят, наоборот, Жуковка – это спальный тихий район, а Гоголя – это микрорайон гопников.]

Вот район гопников – это Юбилейный.

[Юбилейный?]

Да. Потому что…

[И Жуковка как раз-таки.]

Нет, ну Жуковка – это менее, тоже такой спальный. А вот Юбилейный – там вот, по мне, там много происходит всяких ЧП и ещё…

[Преступлений?]

Да, потому что, как ни зайдёшь в интернет, листаешь, листаешь… Оп! В Юбилейном, например, разбили фару или задели машину, или там, например, ножевое ранение. Вот недавно на сотрудника правоохранительных органов было нападение, тоже в Юбилейном.

[В Юбилейном?]

Да. Искали свидетелей, не знаю, сейчас нашли или не нашли. Вот два дня назад в интернете видел.

[А не думаете, что вот этот вот район и вот этот, то есть Жуковка с Юбилейным, они как-то конкурируют, их гопники?]

Не знаю, но вот здесь вот идёт теплотрасса в лесу.

[Она разделяет?]

Она – нет, она идёт вот… по горизонтали. То есть черта вот, грубо говоря, и вот трубы вот такие идут. Там вот…

[Вот здесь уже домов нет, за теплотрассой то есть.]

Есть.

[Есть?]

То есть здесь лес – и вот несколько домов есть, девятиэтажек. То есть они стоят себе спокойненько.

[Это в Жуковке?]

Это в Жуковке, да.

[Да.]

А в Юбилейном пятиэтажки стоят.

[А в Юбилейном только пятиэтажки, да?]

Да.

[А теплотрасса эта, она…  Вот для чего она там стоит, как думаете? Она как разграничение стоит или как всё-таки подача воды?]

Подача воды.

[В основном, да?]

Она ничего не ограничивает – она просто так проходит вдоль… вдоль леса и поперёк границам.

[А вот на... В Жуковке какие-то есть места, объекты какие-то культурные, красивые, куда… что стоит посмотреть людям, конечно, если они той ориентации.]

Ну у нас по всему городу, если вот так просто ходить, какой-то арт-объект будет там на стенах домов.

[А именно в Жуковке где-то есть?]

Я вам ещё раз говорю – много. То есть я вот знаю вот одно. Вот я его нарисую чёрным цветом.

[Это прямо около кругового движения, да?]

Да, это прямо вот… Вот церковь, да, и прямо увидите. Там во весь дом нарисовано типа… это арт-объект, типа окна, ну как вам объяснить… Это надо увидеть.

[А, окна, окна, понятно.]

Вы поняли.

[Да.]

Всё. И вот здесь ещё есть. Вот где ещё одна остановка, вот она, здесь ещё есть – тоже дом стоит, и там нарисована либо лошадь, либо ещё что-то, я не помню точно. Что-то на торце дома тоже нарисовано.

[А павлин где?]

Какой павлин?

[Там есть розовый павлин, я знаю, такая… Как наклейки.]

Ну вот, возможно, может, он там и есть, вот этот розовый павлин.

[Нет, не павлин – на цаплю что-то даже больше похоже, да.]

Тайга. Искусственные пруды. Ядра и пушки. Месторождение. Сгоревшие леса. ДК Ленина. Родина. Выцветшие плакаты. Рампа. Шуховская башня. Приезд чиновников после пожаров. Недоброжелательные охранники (00:29:09 – 00:38:30)

[Так. Давайте про историю теперь города всё-таки поговорим. Что было на месте города до его основания?]

Тайга. Тайга и болота.

[Тайга?]

Да. Даже прудов не было. Тайга, непроходимые леса были. То есть они сюда вот не помню, когда приехали. Кажется, до того, как Наполеон напал на Москву. Я вот, я честно, не буду врать, в истории что-то там, когда в девятом классе был, слышал. То есть они сюда приехали, увидели, что здесь есть река Выксунь, увидели, что здесь есть металлы, железо, и стали строить города. То есть у нас вот область Мордовская есть, вот эти… молдаван пригнали сюда, они стали строить, и вот так город разрастался. То есть здесь ни прудов не было, ничего – чисто вот тайга, лес непроходимый.

[Пруды тоже искусственные?]

Пруды все искусственные, да. Нижний, Верхний, Запасной – все искусственные.

[Все искусственные пруды.]

То есть прям рыли – раньше ну техники не было, прям вручную деревянными лопатами брали и рыли это всё. У нас почва – где-то глина, где-то не глина, вот поэтому вот все пруды вырыли. И они ещё глубже туда, глубокие пруды. То есть не то что вот водичка, два метра – и всё. Нет, у нас есть Запасной пруд – он то есть… Там неглубоко, неглубоко, идёшь, и хоп – и резко вниз идёт. Там на метра… Может, девять-десять на метров вниз идёт.

[Ну то есть это как котлованы вырывали…]

Да.

[И в эти котлованы заливали воду. Поэтому говорили, что такая искусственная система у нас…]

Да.

[…прудов в городе.]

Это сделали для того, чтобы завод питать. Ну чтобы металл…

[Ну это сделали, да, не только для того, чтобы завод питать, а ещё чтобы красивым его сделать, центром притяжения. Потому что Выкса считался один из самых красивых городов в эпоху братьев Баташёвых.]

Да, но здесь были работяги одни. То есть либо они рыли пруды, либо они строили завод. То есть здесь интеллигенции не было. То есть это чистый город, который для предприятий делали. И до сих пор сейчас делают его таким.

[То есть Баташёвы чисто для себя двоих делали всю эту красоту?]

Они делали для страны… Была война, я не помню, не знаю, какая, они делали – да, они ядра ещё какие-то делали и пушки. Вы не знали? И всякие другие металлы делали. И давайте закончим… Но я помню, что ядра точно они делали. Вот.

[А почему всё-таки город называется Выкса? Почему именно Выкса?]

Река Выксунь.

[По реке Выксунь?]

Да.

[На чём основали, так и назвали?]

Да. Заморачиваться зачем?

[А какие события прошлых веков, годов больше всего повлияли на Выксу, на её становление как города, как центра металлургии? Практически центра, одного из центральных городов…]

Место… Ну, месторождение полезных ископаемых. Была бы здесь… Не было бы здесь металла раньше, сюда бы никто не приехал. Сюда бы… Потому что здесь непроходимые леса были. И сейчас они тоже такие. Были до 2010 года.

[Ну их поменьше, да, стало.]

Всё сгорело. А так – и здесь бы ничего не было. Это моё мнение… Как приезжий, я же не коренной…

[Но это…]

Я два года, два года… Родился, два года в другом, в другой области вообще за Уральскими го\рами прожил, горами, и сюда приехал. Вот.

[Так. А в наше время что напоминает об вот этом историческом становлении города? Что-то сохранилось? Или это какие-то традиции сохранились с тех пор? Ну кроме вот гостиницы Баташёвых, кроме музея, дома братьев Баташёвых, вот кроме этого.]

На завод ходить. Я не знаю.

[Я знаю – вот напротив дома Баташёвых, ну сейчас музей где находится, там сохранился ещё завод.]

А.

[Первый завод.]

Да.

[Есть, например, я не знаю, как он называется, в Досчатом охотничий домик Баташёвых.]

Ну это, скорее всего, уже заброшенное всё.

[Ну да, это такие исторические разброшенные здания. Но они всё-таки с историей-то как-то связаны, напоминают ещё о том, как становился город, о его начале.]

Люди сейчас не заморачиваются по этому поводу.

[Люди не заморачиваются?]

Я вот вам сказал, что людям что нужно – отдохнуть, поспать и идти работать. То есть ничего для восстановления данных предприятий, ну то есть для культурной ценности не делается. Вот ДК имени Ленина – Ленин был, построил, он красивый, всё. Забросили, сожгли – и всё. Кинотеатр Родина – тоже о нём все знают, заброшенный. Даже знаем, что… кто-то о нём что-то делал…

[Да вообще много проектов про такие места существует.]

Да. Всё, и забросили.

[Всё, да.]

Вот его… Вот на каждый день города просто вешают красивые плакатики, там, с российским флагом – и всё.

[То есть…]

Праздник проходит – это не снимается, всё выцветает, и всё уныло. Вот поэтому уныло.

[Но Родина хотя бы какое-то, что-то получает по сравнению с ДК имени Ленина. Там же просто забором обносят.]

Так Ленина, ой, Родину тоже обнесли забором. Там тоже забор.

[Ну…]

Вот если вы проедете, пройдёте, там забор, да.

[Да. Тем не менее Родина заброшена, но сейчас около неё сделали вот эту рампу для скейтеров. Это… Про это место как бы надо забыть, но они к нему, наоборот, притягивают людей.]

Спросите у скейтеров, что это такое. Они вам не ответят, они скажут: заброшка какая-то.

[Да.]

Вот. И туда не притягивается ничего. Если бы сделали там что-нибудь для взрослого уже поколения или ещё что-нибудь, то да.

[Да если бы там даже…]

А для скейтеров – ну есть, катаются, катаются. Они не заморачиваются же.

[Ну да.]

Если по-честному.

[Так, давайте другой вопрос задам. А какие знаменитые личности имеют отношение к городу?]

Братья Баташёвы – я больше не знаю никого.

[Ну Шухов – нет разве?]

Я… Ну я знаю, что шуховская башня у нас на заводе как достопримечательность.

[Не просто так она есть.]

Но к ней фиг попадёшь. Вот если туристу какому-нибудь, ну у которого много денег, можно пройти, а вот если выксунскому какому-нибудь человеку, там уже...

[Это…]

Не работающему на заводе.

[Да-да.]

…то это проблема. Да даже если ты работаешь на заводе в цеху, тебе нельзя никуда – ну работай, да? Ну вот.

[Это как Выкса-10000 и вот этот новый индустриальный парк.]

Да.

[К ним не попадёшь. Обычным жителям.]

Да, вот только на «Арт-Овраге» можно попасть, там приезжают. И то сейчас к шухо… к шуховской башне не подойти, потому что там демонтаж мартеновского цеха идёт.

[Мартеновского?]

И ещё двух дополнительных цехов.

[Историческое место – мартеновский цех.]

Да.

[Последний в России был. А как же, например, Пегова?]

Не знаю.

[Она знаменитая актриса.]

Не знаю.

[Она родом из Выксы. Снимается в сериалах. Нет?]

Не знаю.

[А…]

Я же приезжий. Я не знаю…

[Ну я тоже об этом недавно узнала.]

Ну вот.

[Так. Сюда приезжали знаменитые люди какие-то?]

Киркоров должен приехать. Кто ещё приезжал… Вера Брежнева приезжала. Эта, из Америки…

[Boney M.]

Да, Boney M приезжала. Кто ещё. Басков – нет, нет. Вот недавно… О, приедут группа Ария, рок-группа.

[Ария.]

Да.

[Алиса приезжала.]

Алиса приезжала, Пилот приезжали. Вот. Путин приезжал.

[Путин.]

Медведев приезжал.

[Самое главное.]

Да.

[А Медведев-то когда приезжал?]

А тогда же, когда пожары были. Там вся вышка поехала сюда. И Шанцев у нас, губернатор области, приезжал, и Путин, Владимир Владимирович Путин, Дмитрий Медведев – все приезжали.

[А…]

Лавров даже был, видели.

[А они приезжали…]

Чисто посмотреть, как всё сгорело.

[А на завод не ходили?]

Нет. Их... Вот… Если вот сейчас, если они приедут без этого, ну их не позовут, ничего.

[Без повода.]

Их фиг кто пропустит. Потому что там пропускная система сейчас, ну охранники, они очень недоброжелательные.

[Понятно.]

Вот.

[У нас, по-моему…]

Но это их работа.

[…весь город недоброжелательный.]

Это я ничего, никуда камень никому не летит. Работа такая.

Пожары 2010 года. Спасение в Проволочном. Пилорама. Границы города – лес. Заводы за городом. Нижний – своя Москва. Муром – спокойный город. РЖД. За Уральскими горами нет работы. Куда уезжают учиться (00:38:31 – 00:50:13)

[А какие-то были в истории города такие, ну события, катаклизмы какие-то там природного, техногенного характера?]

Пожары 2010 года. Вот они…

[Это вот…]

Я их сам не застал – я уезжал на Урал. Я всегда летом на месяц уезжаю на Урал к родственникам, и я не застал. То есть сюда даже поезда не ходили – я целый месяц не мог сюда уехать ни на чём. То есть здесь железнодорожные станции закрывались. То есть…

[Всё горело.]

Да. Можно было там по другой ветке ехать, но это очень долго, и так сутки почти ехать. Весь город был огнём. Полиция стояла на въездах, тоже никого не пускала. То есть выпускать выпускала, а впускать – нет. Пожарные даже были – из Выксунского района, из Московской области, из Нижегородской. То есть здесь всё горело, всё было очень плохо. Вы, наверное… Вы здесь были в это время?

[Да.]

Вот, вы знаете, и кому я рассказываю… Но я знаю, что у меня родственники в Проволочной есть. Там всех когда стали эвакуировать, дом, ну окружало уже всё, близко подходило, там один мужик послал, ну куда подальше пожарников и вот собрал свою дружину. И они отстояли Проволочную, а так бы она вся сгорела. То есть около… У него дом стоял, а прям около леса, к нему, дому подходило. Он собрал мужиков, они трактора\ взяли, всё, лопаты в руки – обкопали, и вот это всё стороной прошло.

[А вы не знаете, где этот мужчина проживает? А то это такая неплохая история – отстоять дом.]

Я даже знаю, как его зовут – дядя Лёша.

[Дядя Лёша?]

Но вот где проживает, я не помню. Он, кажется, уже переехал сюда тоже. Но у него дом там тоже остался.

[Нет, а так это как история дома, чтобы сохранилась, не знаете номер дома?]

Номер дома – нет.

[А улицу хотя бы? Ну Проволочная как Проволочная, да, деревня деревней.]

Там напротив вот сейчас закрыли пилораму – может быть, там что-нибудь осталось, заброшка тоже какая-нибудь, пилорама была. Вот дорога в Проволочную. Нет, дорога на Проволочную, и там поворот на Вилю. Нарисовать вам тоже, да?

[Да. Рисуйте.]

Сейчас.

[А то, если номер дома не знаешь, лучше, наверное, нарисовать.]

Выкса. [Рисует.] Это с ПМК вот едешь…

[Да.]

Вот здесь кладбище. И вот здесь поворот есть на Верхнюю Верею или на Вилю, я точно не помню.

[Виля, Виля.]

На Вилю. Нет.

[Там Виля тоже есть.]

Виля подальше – это Верхняя Верея.

[Да?]

Вот так дорога там плохая идёт-идёт-идёт. Вот здесь уже начинается. Проволочная. И туда дальше дорога идёт. Но вот здесь есть поворот как раз на Верхнюю Вилю, вот он, поворот этот. И вот здесь вот была пилорама – у меня мама там работала.

[На Верхнюю Верею.]

Да, вот там Верхняя Верея дальше. И вот здесь вот вот это всё – Проволочная. И вот здесь вот, ну лес, и вот здесь вот где-то вот дом был.

[Прям с краешка.]

Да, вот здесь. Прям вот здесь какая-то башня стояла, вот около, и вот здесь дальше просёлочная дорога идёт. Вот. Вот так как-то. Ну, наверное, до сих пор там стоит…

[Все с окраины, да, кто отстояли свои…]

Да даже вот здесь… В центре – у них там тоже… Ну в центре в деревнях живут, как правило, это ну не очень бедные люди.

[Ну да.]

Потому что там коттеджи. И даже они просто вырыли котлован очень глубокий, не который пожарные роют – просто окружили даже вот так вот через дорогу, и всё. И они дежурили. А когда это увидели, ну заметили, у нас есть военная часть неподалёку, Саваслейка называется. О ней я ничего не буду говорить, потому что это военная часть – запрещено, наверное. И когда люди увидели, сюда военных подтянули, и то есть…

[В Проволочную военных?]

Да. То есть пожарных здесь не было.

[Здесь только всё военные и люди сами отстаивали?]

Да. А потом уже и пожарные подтянулись, когда вот пожар вот начал уходить вот сюда поближе. То есть здесь деревню отстояли, пожарные ездили, и всё хорошо было. Военные уехали на Жуковку, потому что Жуковка тоже около леса – там тоже всё горело.

[Да.]

Вот прям выходишь на балкон – там вот прямо видно: вот подходит. С завода людей тоже забирали. Прям человек работает на станке, к нему подходят, говорят: «Будешь тушить пожары?» Он такой: «Буду!» И забирали.

[Там все добровольно шли.]

А как же – свой дом. Один дом сгорел, до твоего недалеко тоже. Город-то маленький.

[Не будем о плохом. А… Где, по вашему мнению, проходит граница города?]

Вот как лес начинается, дома заканчиваются.

[То есть всё только лесом отделяется.]

Да.

[Граница города.]

Ну у нас вокруг лес.

[А нет таких деревень, которые без леса идут, то есть как бы город – и сразу около города деревни начинаются?]

Ну там лес маленький да есть.

[Всё равно маленький?]

Да. Вот как из Выксы в Чёрную выезжать, деревню Чёрную, там маленький лес, да есть, ну отрезочек маленький, но он есть.

[Ну то есть это уже понятно, есть разделение какое-то.]

Да.

[Определённое. А оно схоже, вот ваше понятие границ города схоже с понятием, которое стоит на картах?]

Да.

[Схоже?]

Да.

[На картах тоже лесом ограничивается всё?]

Ну я не видел же карту. Но если просто вот на обычной карте посмотреть, видишь Выксу, то есть дороги, дома, да, и вокруг всё зелёное. И вот как бы можно понять, что Выкса – это город, а всё зелёное – это уже конец территории. И вот так тоже выезжаешь куда-нибудь – у тебя стоит этот знак «Выкса» перечёркнутый – конец города. И дальше маленький лесок и другой город…

[И лес, да.]

Мотмос, да. И всё. Всё совпадает.

[А часто местные жители вообще выезжают за пределы города?]

У кого есть машины – да, без проблем. А вот с автобусами немного напряг идёт.

[То есть даже в деревню соседнюю доехать тяжело, да?]

Когда смены заканчиваются – легко, вот прямо автобусы, вот как грибы после дождика вырастают и вот ездят везде. А вот если вот выходной либо вот час-два – ну можно уехать, но надо подождать, минут двадцать подождёшь автобус. И вечером – вечером вообще не уедешь.

[А вообще зачем в основном уезжают? Просто погулять или на завод…]

Да.

[В частности, я думаю тоже и на заводы часто выезжают, потому что все заводы практически, ну многие, находятся за границей города.]

ЛПК есть завод.

[Да.]

За границей города он находится.

[Первый трубный построили недавно, тоже за чертой города.]

Да. Ну туда уезжают когда – в шесть часов на смену и со смены в семь. Или в три.

[Ну то есть это…]

А так люди… В другие города вы же сказали, да?

[Ну вообще за черту города.]

Часто. Много машин.

[Ну а в какой город в основном уезжают из Выксы?]

Муром, Нижний. Это близкие города. Нижний Новгород – это как бы, ну большой центр, как Москва для москвичей, для нас это типа своя Москва считается, потому что большой город. Там вот есть всякие магазины, которых у нас нету. А в Муром – просто… Я его называю «второй Питер», потому что там красиво тоже. Особенно на Московской улице – вот вечером идёшь, всё горит, всё красиво. Вот.

[Не хватает этого в Выксе?]

Очень.

[Этих уютных домов…]

Очень. Вот у нас стали богоро… облагораживать территорию около пруда – набережную делать, чтобы она такая же была, как в Муроме, вот моё мнение. То есть в Муроме красивая набережная, особенно вечером.

[Вот, а гирлянды вот эти вот? У нас… Вот я заметила, в Муроме делают всё в таких тонах нежных, жёлтых таких вот. А у нас делают всё вырвиглаз.]

У нас для чего это всё делают? Для того, чтобы просто показать: у нас вот есть, у нас это есть.

[Мы яркие.]

Да. А в Муроме – там заводов нет таких больших.

[Там для себя делают.]

Там вот спокойно. Вот даже приходишь туда – там люди спокойные. То есть в автобус садишься – водитель не будет гнать. Там автобусов больше. Он тихонько поедет, тихонько остановится, на остановке постоит минут пять – ему всё равно, то есть у него вот есть расписание – и всё.

[Хотя город по размерам примерно как Выкса…]

Побольше немного.

[Ну немного побольше. Там и жителей-то почти в два раза больше.]

Ну там в чём вот эта фишка. Если у нас завод, то есть у нас всё по времени, вот с завода – на завод. Там вот ну магазинчики всякие, да. Там у них вместо завода РЖД.

[РЖД.]

А на РЖД, как я знаю, что ненормированные графики. То есть либо в три часа там много машин, в два вообще никого…

[Как вызовут, так и работают, в общем.]

Да, да.

[Ну ещё там военные. Муром – как бы это такой военный городок.]

Да, там инженерные войска есть. Ну мы, как я говорю, о военных не будем – не надо их трогать. А то я не знаю, куда это пойдёт ещё. [Смеётся.] Может, за мной придут потом.

[А куда переезжают из Выксы?]

Если учиться, то в большие города.

[Нет, вообще вот – надоело здесь вот это всё. Куда уехать? Нижний такой же.]

Подальше.

[Москва такая же.]

Подальше. Я бы уехал на Урал. Вот туда. Только я туда не езжу, потому что там работы нет. Вот уральские… Вот черта от Москвы до Уральских гор – есть работа, ну её можно найти.

[Уральские горы – всё как бы.]

Да, а Уральские горы вот ты проезжаешь через туннель этот – и всё, там… Нет, там тоже цивилизация, там, вы не подумайте, там с палками никто не ходит, там то есть всё хорошо, но работу найти сложнее, потому что там людей больше. Потому что там воздух чище, там горы, там красиво, там свежо.

[А ваши друзья куда в основном уезжают?]

Учиться – в большие города. Вот я техникум закончил. Все уезжают в большие города: Москва, Нижний Новгород, Муром. Я считаю Муром большим городом.

[А чем они оправдывают Москву и Нижний Новгород? Оба ведь серые, такие же холодные, как и Выкса.]

Никак. Там деньги, денег больше и…

[Просто денег больше?]

И учёбы побольше. Здесь у нас МИСИС один – всё, разнообразия нет.

[Вообще негде учиться, да.]

Вот техникум, ПТУ, ну колледж. Тридцать пятый вот, второй – всё. И МИСИС. У нас техническое образование – ни медицинского, ничего нету.

ОМК. Отправляют в Выксу работать. Места встреч. Трансформаторная будка. Дробмаш. Пентагон. Место аварий. «Титаник» (00:50:13 – 00:59:59)

[А в Выксу зачем переезжают?]

Работа.

[А почему же вот вы так рассказываете, что можно поехать в Москву, в Нижний. А почему всё-таки в Выксу приезжают-то тогда?]

Ну в Выксу приезжает кто в основном? Те, кто связан с металлургической компанией ОМК [прим. – Объединённая металлургическая компания]. Это из Чусовского, откуда-то угодно – их пересылают же по путёвкам сюда, на год, на два. Вот знакомый есть Рома – он живёт…

[В Липецке.]

В Липецке, работает на заводе или учится где-нибудь там. Его сюда отправляют, второе лето подряд его отправляют, чтобы он здесь работал. Потом они уезжают. Но коренные выксунцы, они, ну тоже работают – ну а куда деться? Зачем мы нужны в Москве? Там и так много людей. Если можно здесь.

[А в какие районы города в основном переезжают?]

Приезжие вот эти?

[Приезжие, с заводов. Ну не с заводов, а просто вот приезжает сюда кто-то – интересно, увидели «Арт-Овраг» в городе. Куда они переедут, в какой район?]

Если люди с деньгами, то у нас есть отель, Братья Баташёвы или как они называются?

[Гостиница братьев Баташёвых.]

Да, гостиница братьев Баташёвых. А если нету, то у нас тоже сдаются комнаты…

[Квартиры.]

Квартиры, дома даже сдаются.

[В каких районах снимают в основном?]

Гоголя, Центральный, Жуковка – ну во всех. У нас не большой город, чтобы так… Где есть место.

[Нет, но в каких-то районах-то в основном больше сдаётся квартир.]

Ну а где вся движуха, если вот так по-честному, идёт? В центре города всегда. Значит…

[Центр – это Центральный и Гоголя, по-моему.]

Нет, Гоголя, он на окраине уже идёт.

[Но он как-то… В Выксе, насколько я знаю, центр города они описывают не микрорайоном Центральным, а парком.]

Ну вот около парка. Гоголя, вот эти крайние дома около парка.

[А какие-то есть неофициальные названия у улиц города?]

Жуковка, Гоголя. Я не знаю, нет, наверное.

[То есть не говорят «микрорайон Гоголя», «микрорайон Жуковского».]

Нет…

[Просто – Жуковка, Гоголя, Центральный.]

Да, да.

[А никак… Каких-то таких прозвищ у них нет?]

Может, есть – я не знаю.

[Ну как обычно говорят как «район гопников» неофициально. «Нам в район гопников». И все так сразу понимают – Юбилейный.]

Нет, такого нет. Ну в каждом районе есть свои гопники.

[Ну да, просто где-то…]

Просто где-то они очень наглые, а где-то просто семечки щелка\ют сидят.

[А в каких местах обычно… Ну какие места в городе обычно являются местом для встреч? Где в основном назначают?]

Новый универмаг. Вход, главная аллея в парк…

[А Новый универмаг – как? Ну говорят: Атак, «давай у Атака встретимся».]

Ну, Атак, да. Атак. Вот у нас недавно магазин сделали – Атак. Типа Ашан, только Атак.

[И теперь это знаковое место.]

И теперь – да. По улице Центральной этот магазин большой. Ну и всё.

[И главный вход в парк, да?]

Да.

[А вечный огонь? Ну там реже, там на машинах, по-моему, в основном встречаются.]

Да-да, там только встречаются на машинах люди, которые любят боевую классику, так сказать.

[Отечественный автопром.]

«Пятёрка», «семёрка». Да.

[А вот у района, допустим, у вашего существует ли какой-то свой символ? Или знаковое место, здание какое-то?]

У нашего района?

[Вот в Гоголя, допустим.]

А.

[Вот вы живёте в Гоголя.]

Гоголя? Гоголя… Я его… Для меня там самое главное место – это… Там есть такая белая будка, где… где… Ну, трансформаторная белая будка, большая, длинная такая.

[А она где находится? Местонахождение бы.]

Я рисовать не буду – можно объясню? Я могу объяснить.

[Нет, ну она находится, например, около тридцать пятого дома. Вот какой там…]

Есть… Вот как едете по дороге, там есть кафе Лакомка. Вот дом проезжаете – вот эту белую будку видите.

[А там какой, десятый, что ли, дом…]

Да.

[…какой-то?]

Десятый где-то, девятый, вот этот дом.

[Около десятого-девятого дома находится.]

Да, где-то там.

[И для вас вот прям говорят «Гоголя» – и…]

И у меня вот белая будка перед глазами.

[Будка вот эта.]

Да.

[А если бы сказали «Центральный»?]

Атак.

[Жуковка?]

Церковь вот эта.

[На круговом которая находится?]

На круговом, да.

[Движении.]

Маленькая церквушка.

[Улица Пушкина – самый сложный вопрос.]

Улица Пушкина?

[Да.]

Дробмаш.

[Дробмаш – это уже не Пушкина.]

А какая разница? У меня ассоциируется вот с этим. Потому что вот как въезжаешь по Пушкина и видишь сразу завод.

[Прямо в Дробмаш въезжаешь с Пушкина. Красные Зори?]

Перекрёсток. Магазин раньше такой был – Перекрёсток.

[Ну его…]

На ТЦ Красные Зори.

[Да.]

Ну все… Он съехал, но все привыкли называть – даже таксистам говоришь Перекрёсток, и они туда увозят тебя.

[А это какой адрес? Какой…]

Ну ТЦ Красные Зори. Вот вы едете просто по Красным Зорям – и вот прямо увидите.

[А, где прямо вот перекрёсток дорог, и там прям стоит ТЦ.]

Да, где восьмая школа.

[Напротив… Да, около восьмой школы находится. Существуют ли какие-то дома со своей спецификой? В вашем районе. То есть все дома такие пятиэтажные, а один дом – шестиэтажный.]

Нет, в Гоголе нет такого.

[Во всех спальных районах всё одинаково?]

В Гоголе одни пятиэтажные… Ну есть Пентагон. То есть там…

[Пентагон?]

Пятиэтажные дома, да. Вот в Америке есть Пентагон – он такой, да, сколько-то там углов.

[Как буква П?]

Да. То есть вот буквой П дома стоят, и ещё длинный дом стоит поперёк, ну вдоль. Получается П с нижней чёрточкой.

[А какой это адрес?]

На карте можно увидеть. Вот там одни пятиэтажные дома, а вот…

[Он находится около каких-то садиков, около школы? Там, по-моему, недалеко находится…]

Около мусорки.

[Шестая школа.]

Детский садик Журавушка.

[Журавушка, детский садик.]

Вот.

[Насколько я знаю, в Гоголя есть ещё так называемый элитный квартал – как раз-таки около Пентагона находится. Там дома за забором.]

Ну это просто дома за забором – там это никакие не элитные дома, они стоят столько же, сколько и обычные квартиры. Это просто новые, недавно построенные дома.

[Для всех это элитный квартал на самом деле.]

Просто огорожены забором, и туда… Там есть стоянка для машин, и машины пускают чисто по пропускам вот этим.

[Ну чтобы чужие не приезжали.]

Ну чтобы просто парковку не захламлять, и всё.

[А существуют ли в городе дороги или участки трассы с такой плохой репутацией? На них, допустим, разбиваются, часто аварии происходят.]

Да.

[Где, например?]

Участок дороги… Когда… Вот… Сейчас, секундочку. Вот улица Романова, дом один – это общежитие. Это поворот на неё. И где тридцать пятый ПТУ. Да, тридцать пятый. И вот это пересечение дороги – там очень много разбивались. То есть даже когда я жил там, один раз в неделю машина точно разбивалась какая-нибудь, другой… с другой машиной. Либо вообще просто куда-то улетала, в киоск – там киоск стоит сейчас. Вот. Вот для меня вот это самая плохая дорога. Я как водитель сам там не люблю ездить. Потому что...

[А вот этот разъезд, я не понимаю, он вот находится… Там вот как на Запрудную как раз-таки ехать, да?]

Да, вот прямо – на Запрудную, и вот как все автобусы выезжают по улице Романова…

[Вдоль парка там, вот эта дорога.]

Да. Там вот поворот с Запрудной вот этот, длинный такой, и ещё одна дорога выходит, и через пять метров вот этот поворот. Получается…

[Не видят и врезаются.]

Да, если на большой скорости ехать, ты не успеешь затормозить, особенно если в плохую погоду, как сейчас на улице дождик.

[Вот напротив Дробмаша – тоже как раз-таки Пушкина с Красными Зорями…]

Ну я там не живу – я не могу это назвать.

[Каждый день происходили две-три аварии.]

Я не могу назвать это. Ну возможно.

[А есть какие-то неофициальные названия у номеров автобусов, транспортных средств? Или просто говорят «пятёрка», «восемнадцатый»…]

Просто говорят.

[«Восемнадцать «а».]

«Пятёрка», «восемнадцать», «восемнадцать «а». А, нет, есть на заводе автобус.

[Расскажите. Я слышала легенды о нём, об этом «Титанике».]

Да. Называют так автобус. Он небольшой – как «пазик», только побольше немного. У него, получается, вот переднее водительское, это лобовое стекло, как у всех автобусов перегородки есть по центру, да? А там без перегородки, и оно немного ещё загнуто. Получается, что ты если там стоишь около входа, то прямо вот как в «Титанике» – вот всё видишь. Ну, не на триста шестьдесят градусов, но вот…

[Сто восемьдесят хотя бы есть.]

Сто восемьдесят градусов – всё видно. Вот ты едешь – тебе даже головой крутить не надо, смотришь вперёд – по бокам тебе всё видно отлично. Называют, как в «Титанике».

[Стекло такое.]

Типа подъезжает к остановке, и мужики могут сказать: «Титаник» едет».

[И все такие: «Ура, домой!»]

И все поняли, да. Ну, вот, скорее всего не домой – он по домам не развозит даже. Он часов в девять…

[До проходной-то доедет.]

Ну в это время не надо.

КВН. Ленин и церкви. Арт-Овраг. Парк, набережная. Церковь Иоанна Богослова. Русалочка. Евроспар, Атак, Спар. Разделенное общежитие. Техникум. Золотая бочка. ДК Ленина, Родина, профилакторий (01:01:01 – 01:12:08)

[Какие памятники и мемориальные места есть в районе, у которых как бы есть своё неофициальное название? В районе… Ну в любом. Допустим, в Центральном.]

Про Выксу не могу сказать. Скажу про… У нас есть разъезд, когда поворачиваешь из Выксы на Навашино и на Кулебаки. Его называют КВН – Кулебаки…

[Выкса, Навашино.]

Выкса, Навашино. То есть вот, вот такое знаю. Ещё… Не знаю, наверное. Повторите ещё вопрос.

[Ну как бы памятники и мемориальные места. Допустим, памятник…]

А. Вечный огонь.

[Скажем о них.]

Это площадь у нас такая около кинотеатра Родины. Там у нас за Великую Отечественную, то есть общая могила вот эта.

[Но это всё понятно.]

И за чеченские-афганские вот эти войны.

[Это всё скучно и неинтересно. А такие, у которых есть своё неофициальное название – допустим, единорог. Единорога единорогом называют.]

Единорог, да, есть у нас.

[А вот что-нибудь такое вот есть? Допустим, стоит памятник Ленину – говорят: «о, криворукий». Нет?]

Нет, я не знаю. Я слышал недавно – в автобусе какая-то женщина говорила, что есть «малая» у нас церковь и «большая» церковь, она около пруда, ниже туда. И там стоит памятник Ленину. И вот он стоит такой, повёрнутый задом к этой маленькой церкви, и показывает рукой на большую церковь. Типа «не ходите в маленькую, лучше идите в большую».

[Ну коммунисты же, насколько я знаю, вообще не говорят…]

А там не было церкви. Была маленькая церковь. Эта церковь маленькая, её построили ещё при братьях Баташёвых, это…

[А ту после построили, да?]

Да, после коммунизма. Эта церковь, она вот, около неё дома все были. И там завод.

[И Ленин как бы стоит, памятник стоит…]

Спиной.

[Спиной к ним и говорит: «Уйдите отсюда, ради бога».]

А там вот, вот вы рассказывали, там завод вот этот был, да, старый, и он в сторону завода там тоже, типа: «Зачем нам церковь, если можно идти работать?» Вот так вот.

[Ну да, чего ещё от Ленина ждать.]

[А какие туристические объекты есть в районе? Да и вообще во всём городе в принципе.]

Их много, это надо долго перечислять, потому что у нас проходят Арт-Овраги и всякие такие весёленькие штучки.

[Центральные. Три центральных объекта города?]

Арт-резиденция.

[Туда разве много туристов приходит?]

Музей…

[И единорог, наверное.]

И парк, вот так скажем.

[Ну сам весь парк, да. Так. А куда бы вы вот вообще из всего города повели приезжего, который первый раз в Выксе?]

Сначала бы в парк…

[Если погода хорошая.]

Да. Потом – на набережную, которая у нас строится. Там дорожки есть – можно посмотреть. Потом куда бы…

[А набережная – у какого пруда, она находится где?]

Нижний, наверное, пруд.

[Или Верхний?]

Или Верхний.

[Ну там находится…]

У нас просто их три, и вот я путаю их все.

[Они все одинаковые.]

Запасной я знаю, Запасный, Запасный называют – он в лесах.

[Да.]

А вот Верхний и Нижний, они вот около города.

[Они рядом находятся.]

Они да.

[Их путаешь всё время.]

Куда… В музей бы сходил.

[А какая там церковь стоит около него? Иоанна Богослова, что ли, или как она там называется?]

Нет, вот Иоанна Богослова – это вот как раз вот эта…

[А, это маленькая, да?]

Маленькая церковь, да. Там остановка так называется. А та – я не знаю, я не…

[Ну там Беленький песочек, пляж единственный в городе – по этому месту легко найти.]

Не, это дальше туда, это очень далеко.

[Я имею в виду сам пруд, название.]

А. Ну да. Русалочка.

[Русалочка.]

Вот пруд, это… набережная вот эта Русалочка называется у нас. Потому что, если скажешь «пацаны, пойдёмте купаться на Русалочку», все пойдут туда.

[А почему?]

Это название вот этой, самой, как, ну не набережной, вот самого пляжного места, вот так вот.

[Да.]

То есть там заборчик стоит для приличия – потом он, конечно, исчезает. Там немного лесок…

[Там, наверное, разделение идёт: в одно месте трава есть, а в другом – песок, да?]

Да, трава, песок и там посередине лесок такой типа. Вот ты проходишь в арочку – на арочке, ну как, нарисовано или как…

[Русалка.]

Сделано, да, русалка, и всё. Проходишь – прямо тут асфальтированная дорожка есть старенькая, прямо-прямо-прямо, там нет, некуда свернуть, и вот – «Беленький песочек». А если с бока заходить с правого, там на траву.

[А какие вы знаете церкви, монастыри, храмы? Кроме Иоанна Богослова, насколько мы узнали. А, это, наверное, Христорождественская церковь, я вспомнила.]

Наверное, я не… Я не знаю.

[Там находится около пруда.]

Какие – ну вот эти две. И ещё церквушечка вот эта маленькая. В Жуковского.

[Это часовня.]

Часовня. Ну, а какая разница.

[Часовня на круговом вот эта.]

И монастырь женский… кажется, женский.

[Иверский?]

Иверский, да.

[Иверский монастырь. А… Какие магазины в нашем городе чаще всего посещаются людьми? В основном куда идут?]

Если с завода люди едут – Евроспар. Он находится близко. Если…

[Это около Бинарных часов?]

Да, около Бинарных часов, где круговое. Если люди просто гуляют, они всегда у нас гуляют, у нас один маршрут – парк, Атак, и потом уже куда хочешь идёшь. Вот Атак. Потом Спар у нас около… около Старого универмага есть, там, где солдат на круговом стоит. Ну всё. Три больших магазина, считай, и вот…

[Вполне достаточно, да.]

Они просто находятся в центре, то есть…

[Основные, самые окупаемые.]

Да, то есть из… Евро… Из Спара, где около Старого универмага, можно по лесопосадке пройти к Атаку через рынок, от Атака можно пройти по дороге по асфальтированной к Евроспару, это такой…

[По улице Ленина, да?]

Да, по улице Ленина. И получается такое это…

[Треугольничек.]

Треугольничек этот.

[Бермудский.]

Да.

[Ну да, все деньги там оставишь.]

Если переборщишь после завода, то можешь потеряться в этом треугольничке.

[Так. Есть ли в городе студенческие общежития?]

Знаю одно. Это общежитие МИСИСа. Оно тоже по улице Романова находится около общежития, где я жил.

[То есть это второе, наверное, улица Романова, дом…]

Два.

[Два или три.]

Но есть ещё одно. Это как бы туда из колледжа заселяют. Вот где я жил общежитие, там… то есть ну общежитие – коридор такой длинный, да, и комнатки. И там вот посередине прям по всей общежития… сделали типа стенку с дверь… с дверкой. То есть…

[Два корпуса разделяет, так сказать.]

Да. Сделана она была из дерева, сейчас не знаю, из чего, ну вот деревянная просто стенка на всех этажах, кроме первого и вот, и всё. То есть там студенты живут, а здесь – люди обычные.

[А как вообще с общежитием приезжим, легко?]

Тем, кто в МИСИСе – да, а остальных – не знаю. Вот я в техникуме учился, у нас…

[Но в техникуме легко было?]

От МИСИСа… Да. То есть там он недалеко был. Там консьержка ходит, будит. Если даже ты проспал, ну типа проспал, ей всё равно будут звонить из техникума.

[И она пойдёт будить.]

Да. Техникум – это филиал МИСИС был. Потом его забрали.

[Был? А чего случилось с ним?]

Монастырь.

[Женский Иверский, да?]

Да. Захотел вернуть свои владения. У техникума было маленькое… ну свой корпус маленький, и ещё первая школа давным-давно была – она тоже принадлежала МИСИСу. Иверский монастырь вмешался, это всё дошло до руководства, вот когда на первом курсе был, нам разрешили… Ну вот до руководства страны, до Медведева дошло. Он сказал, чтобы нам разрешили доучиться до четвёртого курса, и забрали у нас сначала первую школу, потому что мы там учились первый-второй… второй курс всего лишь все, а потом и сейчас половину забрали вот этого здания. Но другую половину – это МИСИСу отошло, они там договорились. Вот.

[А знаете ли вы о таких местах в городе, которые сменили свой статус? То есть, например, был магазин какой-то обычный – потом стал пивная, или был детский сад – стал бордель, как это в Москве.]

Я знаю, у нас есть такси – «Новое жёлтое такси» называется. У неё маленькое здание было. Ну, где диспетчер сидит, таксисты. И вот это маленькое здание разделили на две части, и в одной части такси стало, а другое – пивнушка, которая называется Золотая бочка. Тоже около проходной, и вот все мужики после проходной со смены тоже сюда заходят. Вот. Вот это только знаю. Больше – нет.

[А есть ли в городе заброшенные здания?]

Много. Перечислять не буду – можете просто…

[Основное какое-нибудь, два основных здания заброшенных.]

ДК имени Ленина.

[Кинотеатр Родина, да?]

Кинотеатр Родина. И ещё, не знаю, как называется…

[Санаторий ДРОвский, что ли, этот?]

Да. Вот эти большие всякие дома, и всё. А так…

[Санаторий… А где он? Так, профилакторий ДРОвский – это который находится на улице…]

По Белякова.

[По Белякова, да?]

Да.

[Ну в общем…]

Если просто по городу едешь, какая-то заброшка да есть. Просто можешь останавливаться, лазить и всё. Никто тебе слова не скажет, даже охрана – всем ну по фигу.

Студент, рабочий, мастер, начальник. Каски. Шалаш. Общежитие. Разделение туалетов. Переезд. Пожар в торце. Стройка. Рынок (01:12:09 – 01:24:09)

[Давайте теперь поговорим о самих жителях города. А как их обычно называют?]

Выксунцы.

[Приезжие называют только «выксунцы»?]

Да.

[Металлурги там никак не говорят?]

Нет.

[Только выксунцы?]

Выксунцы.

[А как можно охарактеризовать их контингент?]

Например? Ну, есть у нас классы такие, разделяются… У нас как город заводской считается, у нас есть классы, то есть рабочий… Нет, студент, рабочий, мастер и начальник. Вот так они и подразделяются у нас в городе.

[И ещё класс обслуживающего персонала.]

Ну это да, это рабочий. То есть если вот едет машина, и вот в Выксе привыкли все каски бросать на задний этот…

[Сидение.]

Не, на багажник на задний вот этот, да.

[На багажники кладут.]

Если впереди едет человек, у которого сзади белая каска, то он мастер. Если жёлтая каска, то он рабочий. А если его… А если вообще нет каски и у него крутая машина дорогая, то это начальник. Вот так.

[Так. А вы в городе встречаете бездомных?]

Раньше было больше. Сейчас я не видел ни одного давно.

[А где они раньше были все в основном?]

Гоголя, Жуковка – ну в таких местах поближе к лесу, типа к трассе, к лесу, вот так вот. Я знаю, у нас один мужик был, то есть он не бомж, не сумасшедший, ничего. Он… То есть он был мастером на заводе, на трубном какой-то… Потом его всё достало – продал дачу, квартиру, уволился с завода и сделал себе шалашик в лесу. Да, не, не коттедж не построил, ничего – шалаш.

[Шалаш.]

Просто шалаш, да.

[Надоело – отдохнуть решил.]

Да, вот просто – ну брёвна, нарубил лес, это до пожаров было, сделал себе дом такой маленький.

[А где это находится? Вы не знаете, где этот дом примерно?]

Нет. Ну то есть он был, но это после… после… ой, до пожаров он был, я его видел.

[А в каком районе находился?]

Где подстанция Радуга с элек…

[Мотмос.]

Да, около Мотмоса там где-то в лесу. Но он уходил далеко, чтобы его никто не видел. Я не знаю, может, он, ему надоело, может, у него какие-то проблемы были, но он ушёл. Сейчас я не вижу никого.

[Пока вы живёте в Выксе, сколько вы раз меняли место, место жительства?]

Ни разу.

[Ни разу?]

А, один раз было – из общежития, купили квартиру в Гоголя, сейчас в Гоголя живём.

[А как проходило ваше детство в общежитии?]

Это сложно, это уже думать надо… Ну как, ну как обычно детство проходит у людей, которые в квартире живут – так же. То есть у нас была комната немаленькая, родители поделили её на две, то есть кухня и вот большая комната, как мы её называли.

[Ну место где вы спали…]

Да.

[И проводили всё своё время, в общем-то.]

Да. С утра встаёшь, идёшь через коридор, моешь руки, в туалет идёшь. Там вот у нас… На пятом этаже мы жили, и там не много кто жил, то есть нормальные все жили люди. И мы просто сделали вот на туалеты, вот на этот, на умывальники, у нас их было много, кабинки и ключ, два-три человека на одном умывальнике, два-три человека на одном этом, две-три квартиры на одном туалете. И то есть у нас не как в общежитии они грязные все были, а были чистые, потому что у нас был свой график, то есть ты приходишь, это туалет хороший, то есть не такие ямы, ямы в полу…

[Ну то есть вы сами всё сделали прилично…]

Да, мы благоустроили всё сами, и всё. У нас был самый чистый этаж, потому что у нас не бабки жили, не пьяницы жили, а вот ну люди обычные жили, которые так же на заводе работали, у них были машины. Потому что купить машину дешевле, чем купить квартиру. Машина стоит, например, пятьсот тысяч, квартира стоит три миллиона. Вот. И просто жили.

[Какие-то истории из детства есть?]

У нас был киоск около дома. Вот когда появлялись деньги, там мы туда бегали. То есть там ролтоны вот эти всякие…

[А где находился киоск? Прям…]

Прям вот поворот вот этот, да…

[Около дороги?]

Да. То есть пешеходный переход – приходили просто в киоск. Там до магазина нам было дом надо всего лишь идти, а мы всё в киоске покупали. То есть вот что детям нужно – чипсы и газировка, да, и сладости? Всё есть, всё было. Вот просто ходили…

[Это самое интересное, что запомнилось из вашего детства в общежитии?]

Я в основном гулял на Урале. То есть я дома учи… Ну дома был у меня либо садик, либо школа, либо я просто сидел дома.

[То есть вообще никак, никуда, ни с кем не общались, не гуляли?]

Нет, я только на Урале общался со всеми.

[А когда переехали в квартиру, что поменялось?]

Друзей побольше стало, потому что всё-таки не общежитие.

[Ну наверное, в общежитии контингент какой-то другой был. Или там не было детей?]

На пятом этаже все адекватные, а потом мы жили – либо там алкаши какие-нибудь, ну вот эти всякие. То есть музыка громко играла, вот это всё. Там не было, не с кем было играть.

[А всё-таки вы переехали в спальный район, да?]

Да, и тут потише, и люди получше.

[А какой дом, номер?]

Пятнадцать.

[И…]

Ну то есть вот как раз торцом стоит к этой белой будке.

[А.]

Я не вижу эту белую будку, но я когда всегда ходил, хожу, ну, ходил из техникума, сейчас езжу с работы, заворачиваю и вижу эту белую будку. Белая будка, потом…

[«Белая будка – я дома», да?]

Магнит и вот дом, магазин Магнит.

[По этой белой будке вы определяете, дома вы или нет.]

Да. Даже таксисту скажешь «Гоголя», он – «какой адрес»? Говоришь: не знаю, но белая будка.

[Вот около белой будки я живу.]

Да, там поворот. И он сразу найдёт, проедет, всё.

[Но по магазину он не найдёт.]

Много Магнитов. Может, как в других… Ну в других городах тоже так же – много Пятёрочек, Магнитов. Скажешь: «Магнит». И он спросит: «Какой?»

[Ну вот который там вот этот самый…]

Да, где белая будка.

[И он сразу: «Понятно».]

Да, и он сразу: «Понятно».

[«Так и говорите сразу».]

Где белая будка.

[А когда вы переехали уже в спальный район спокойный, что поменялось в жизни?]

В большей степени ничего, потому что я учился – учился в школе, у меня было ОГЭ, потом у меня был техникум, я там учился. Потом работа. Ну в принципе вот как обычный выксунский человек.

[Друзья появились?]

Ну… Это само собой, что друзья появились. Всё.

[А какие истории связаны с этим домом?]

Помню, летом горел торец дома. Квартира горела. То есть выхожу в магазин, вот Магнит, через пять минут выхожу – три пожарных машины, МЧСники, скорая, все стоят, смотрят. Прошёл домой – я не понял, что такое, потому что всё потушили уже. Захожу в подъезд – воняет гарью. У меня не первый подъезд, а второй, то есть вот близко.

[Всё равно пахнет.]

Прихожу домой, спрашиваю: «Что случилось?» Говорят: «Горел торец». Я такой: нифига себе. Вечером выхожу, смотрю – всё тёмное, чёрное всё такое. Вот, всё. Благоустройством занялись тут, администрация.

[А какие-то истории с друзьями весёлые?]

Их много.

[Кошку там побрили, например, не знаю, что там рассказывают.]

Не буду говорить, потому что вот есть одна история – за неё могут штраф сделать, то есть полицейские. Порча имущества в парке, вот так скажу. Не критично, ничего не поджигал, ничего не кидали, ничего не ломали, но вот такое. На стройку лазили, вот оттуда…

[На какую стройку?]

Магазинчик маленький строится – сейчас его нет, его сразу же снесли.

[А где строился?]

Где аллея Молодёжи, вдоль парка есть аллея Молодёжи у нас, и там строился магазинчик. То есть либо киоск, либо ещё что-то. То есть там оградили местность забором высоким. И вот мы с другом как-то идём после школы, мы в двенадцатой школе учились, там близко… Идём, смотрим – стройка. Девятый класс – уже не маленькие, уже думали.

[Но всё равно решили полезть.]

Кинули портфели и полезли. Зимой было, ночь.

[Интересно.]

Да. А там ещё собачка была такая, типа нарисована собака: «осторожно, злая собака». Смотрим – нет собаки. Мы отгибаем, залазим, берём гвозди, берём молотки и идём в парк. Всё, я больше ничего не буду рассказывать. Вот так мы два-три дня ходили, пока этот забор двойным забором не сделали, и мы больше туда не могли попасть.

[А в вашем дворе что-то интересное было, именно во дворе? Именно не в районе, а во дворе.]

Нет, мы, как правило, с друзьями во дворах не гуляли, а гуляли вот парк, магазин какой-нибудь (Атака ещё не было), и просто вот ходили по всему городу. Город маленький, поэтому за два, за три часа можно его весь обойти.

[От охраны убегали?]

Помню, когда я учился в техникуме, ну первый курс или второй, с друзьями из… Из ПТУ – тогда ещё ПТУ было – решили прогуляться. Мне было… только тогда исполнилось семнадцать или ещё сколько-то лет. Решили залезть ночью на рынок. У нас рынок один есть. Стали перелазить – всё перелезли хорошо, гуляем, гуляем, гуляем, видим – охранник идёт, у него ружьё. Ну явно травматическое. Там из травматического только соль, сто процентов, потому что… Ну что, по детям стрелять из травмата, что ли? Нет. Всё, мы бежать к забору. Первый перелез, второй перелез, я перелез, и здесь другой человек перелазит, мужик останавливается, целится – и прям ему в ягодичку попадает солью! Он – орать, перелезает, и мы убегаем все. Больше мы туда не ходили ни разу.

[Это центральный рынок?]

Да. То есть там был, можно было по гаражам залезть, но там забор высокий, и мы вот – один встаёт вот так вот в полный рост, другой на плечи встаёт…

[Перелазит.]

Перелазит. Да. А другого потом вот так как-то, потом предпоследний перелазит, руки даёт, тянет его на себя, и вот последний оказался человек, который тянул вот так вот. И ему прям в мягкое место.

Шестая школа. ДК Ленина. Пожилые соседи. Шестая школа. «Кар-фуд». Шаурмешные. Арт-объекты. Площадь Металлургов. Всё связано с заводом. Свои шутки в каждом цеху. Матный технический язык (01:24:10 – 01:36:09)

[А в районе места были в вашем, в Гоголя, о которых какие-то страшные истории рассказывали?]

Нет, у нас… Ну вот я переехал – спокойный район.

[А вообще, когда вы на Романова жили в общежитии?]

А, есть одно место такое – шестая школа называется.

[Там какие-то страшные истории связаны?]

Там всегда стрелки назначались, всегда...

[Нет, я имею в виду страшные истории – это про каких-то призраков там.]

А, нет, нет.

[Такого не было?]

Нет. Это вот ДК имени Ленина – вот там да. Там, говорят, ещё призраки есть. Ну я не верю, но…

[В подвале?]

В подвале, и вообще вот после того, как сгорело это всё, там… туда люди ходят, ходят, ходят, ходят и вот всё время говорят: что-то там страшно, что-то там вот это всё, всякое такое – нечисть.

[Нечисть. Там единственная нечисть – это сам Ленин. А как хорошо вы знакомы со своими соседями?]

Плохо, не общаюсь.

[Почему?]

Времени нет. Просто вот может сосед постучаться, соль – такой: «Пожалуйста».

[И всё.]

Или если он курит на лестничной клетке, пройти так, поздороваться, он спросит – как дела? Ты такой – хорошо, а у вас как? Он тоже – зашибись, и всё, он остаётся курить, я ухожу в квартиру.

[А как пожилые жители вашего подъезда относятся к молодняку?]

А у нас в подъезде одни пожилые. Я вот… Я молодой более-менее и вот ещё мальчик один – и всё.

[А молодняка приезжих нету?]

Нету. У нас первый-второй-третий этаж чисто старики живут. Ну, не старики – вот 50 лет и выше. А выше там даже дальше семьи есть.

[А праздники у вас не празднуют совместно в подъезде жители подъезда, у кого-то собираются?]

Нет.

[Вот у меня…]

У нас в Выксе люди немного закрыты в этом плане.

[Не знаю, у меня, наверное, в доме моём, я на Пушкина живу, и у нас такая вот особая атмосфера, и у нас все жители собираются в подъезде между этажами и празднуют какие-то свадьбы, и они просто – выносятся стол, стулья, накрывается стол – водка, шпроты, помидоры…]

В Гоголя оно как бы… Для меня самый спокойный район. То есть ты ночью можешь выйти – главное около шестой школы не проходить. А то там это, из шестой школы есть люди… И вот просто ходить, ходить, ходить. Света нету, ходишь по темноте и всё. Главное около шестой школы главное не проходить, это вот там…

[Почему?]

Ну, потому что опасно, эта шестая школа.

[Да кто там может напасть? Школьники?]

Гопники.

[Какие гопники?]

Там две улицы – вдоль вот школа стоит, и около школы два садика – Журавушка и Ласточка. И там вот эти дорожки вдоль, там тьма тьмущая, там никто не ходит. Там даже полиция не ездит, не ходит, потому что боятся. То есть там могут напасть сзади, тебя огреть, забрать и уйти. Ты просыпаешься – там уже лежишь, всё.

[А существуют ли на вашей памяти какие-либо виды уличных услуг? То есть, допустим, дети, как в больших городах, ботинки чистили на улицах?]

Нет.

[Продавали что-то?]

Ну вот с листовочками ходят, типа вот окна ставим или ещё новый магазин открылся.

[Ну только так вот дети…]

Только так.

[Только этим завлечены.]

Только так.

[А так из уличных услуг – бабушки там продают семечки где-нибудь?]

Ну само собой – семечки, фрукты. Грибы. У нас же… Овощи. У нас же…

[Леса кругом.]

Да-да-да. Ягоды.

[А какие самые яркие объекты уличного общепита вы можете назвать в городе? Где на улице можно вкуснее всего покушать?]

Вот именно на улице, не в кафе?

[Не в кафе, именно вот какая-нибудь шаурмечная, кофейня уличная есть.]

Раньше можно было только в шаурмешных, но сейчас у нас один есть, ну как, кар-фуд или как называется? Передвижная эта кухня.

[А. Машина с едой.]

Машина с едой, да. И там она останавливается, можно покушать купить. Не, ну там немного подороже…

[Ну передвижной фуд-корт, короче.]

Да, вот, да. Один ездит, а другой около кинотеатра Родина стоит всегда. То есть там стульчики есть, столики…

[И там самое вкусное?]

Ну это хоть где-то можно поесть, кроме шаурмы. Хоть что-то, кроме шаурмы, можно поесть. Есть ещё кафе, бары…

[Нет, спрашивается именно самое вкусное, где, по вашему мнению, в уличном общепите.]

А.

[Где готовят лучше всего?]

Я не гурман, поэтому вот где я пришёл, где заказал, съел…

[Куда в основном тогда приходите заказывать, так спрошу.]

Куда в основном… Когда деньги есть, можно пойти в какой-нибудь паб. То есть это Гараж, Суши-мясо. Или заказать просто на дом.

[На дом.]

Или ещё оттуда, да, оттуда. Вкусно.

[Если на улице покушать приспичило…]

Шаурмешная тогда.

[Ну какая именно, вопрос-то!]

Какая именно? В Гоголя около парка. Была ещё одна, но там сменились повара, и там вот лук в шаурмешной – раньше маленькими резали, да, а сейчас большие ломти кладут. А так вот в Гоголя шаурмешная около парка.

[С какими видами уличного искусства вы сталкиваетесь в своём городе?]

Ещё раз.

[Ну про что много картин, много арт-объектов в городе, да?]

Ну просто по городу ходишь – на каждом…

[Куда ни придёшь – везде есть.]

Да. Вот куда ни пойдёшь – везде всё есть.

[А как к ним общественность относится?]

Вот если какие-нибудь там вот Арт-Овраг идёт, то смотрят люди. Типа – о, а я не видел, я вот здесь живу в этом доме, и я это не видел. Красиво-то как.

[Пока не показали, носом не ткнули, никто не замечает.]

Да. А вот на заводе вот эти есть тоже картины, вот…

[Выкса-10000.]

Выкса-10000, вот эти новые маленькие – их видят только заводчане.

[Индустриальный парк?]

Да. То есть люди обычные не могут посмотреть. А заводчанам – ну всё равно.

[Для них всё равно, да.]

Да.

[А где в Выксе обычно проходят крупные мероприятия? На каких-то улицах, в месте каком-то?]

Город маленький – есть большие улицы: Островского, Центральная улица, где вот машины ездят, вот эти.

[Микрорайон Центральный?]

Микрорайон Центральный, да. Красные Зори. Вот.

[Где мероприятия-то проходят?]

Где вечный огонь проходят мероприятия, концерты.

[Около вечного огня? Ну то есть как…]

На площади Металлургов.

[Там сцену какую-то собирают, ставят?]

Привозят сцену, собирают прям там её и ставят.

[А на площади Металлургов?]

Тоже так же. Там есть сцена, но она в плохом состоянии сейчас.

[Её собирают или на ней делают?]

Её…

[Частично, да?]

Частично собирают. То есть так же привозят вот эту сцену, которую собирают, и ставят.

[А какие в городе популярные места проведения досуга?]

Парк.

[Парк.]

Отдых, досуг – это отдых?

[А если из кафе говорить, куда чаще всего идут? Давай сначала про молодёжь: куда молодёжь идёт?]

Мята кафе есть, кальянная. Гараж – бар, Суши-мясо – тоже бар. Куда… Ну, наверное, всё.

[То есть… А если погулять, то только в парк?]

Да. Или по городу просто, гуляешь по городу – и всё.

[Известный факт, что в Выксе многие работают на заводе. Вы тоже работаете на заводе?]

Да.

[А кто-то из ваших родственников работает на заводе?]

Да, отец.

[Ну то есть в каждой семье…]

Один человек да работает.

[Хотя бы кто-то работает на заводе, да?]

Да. На заводе, как говорится, много платят.

[А всё в Выксе связано с заводом?]

Да.

[Абсолютно.]

Да. Раньше даже канализация, вот это, водоканал был связан с заводом, но потом там что-то в администрации поменялось, и завод сказал: «вы не платите – мы вам отрезаем». И вот теперь город содержит.

[Я знаю, что с заводом связаны даже распродажи в некоторых магазинах. То есть…]

Выксунский ПАТП [прим. – Пассажирское автотранспортное предприятие] тоже связан с заводом – расписание автобусов под заводчан делают. По заводу ездят также автобусы городские, то есть вот это всё.

[А… Какие-то шутки есть на заводе, заводская субкультура некая, которая понятна только заводчанам?]

Ну здесь… Вопрос некорректный знаешь в чём? В том, что у каждого цеха свои да шутки есть.

[Ну вот, это и имеется в виду.]

У каждого блока.

[Есть такие шутки?]

Но они будут понятны только человеку, который на этом производстве именно в этом цеху именно в этой смене.

[Который знает…]

Да.

[…историю.]

То есть я сейчас пошучу если, вы не поймёте.

[А есть ли вообще шутки про завод какие-то? То есть чтобы кто-то там один раз про завод пошутил, и потом все такие «ха-ха-ха» ходили, такого нет?]

Не знаю.

[Сурово с такой вещью шутить, да?]

Да, за это даже могут, наверное, уволить.

[А есть какие-то на заводе особые диалекты? То есть как-то по-особенному люди на заводе разговаривают?]

Технический язык.

[Технический язык или язык, как это, технические вперемешку, как это говорят, с каким-то...]

Матный технический язык, давайте так.

[Вот, да.]

Вот так.

[Я так и хотела сказать. В вашем доме многие работают на заводе?]

Я думаю, да.

[То есть вам это не известно.]

Ну пять подъездов, пятиэтажка, на лестничной клетке три квартиры – я не знаю даже, сколько людей проживает, но думаю, что половина точно…

[Ну…]

…работает на заводе.

[Давайте итог подведём. В общем, вам сам город нравится?]

Если облагородить его немного, побольше мест сделать, куда можно сходить погулять, то да. А так ещё… Ещё, ещё, ещё… Ну, не знаю. Что-то ещё?

[Нет, на этом, пожалуй, всё.]