Кулешенко Варвара Владиславовна (2002). Москва

Знакомство. Школа на Кетчерской улице (00:00:00-00:03:18)

[Для начала расскажите просто коротко о себе. Т. е. кто вы, где учитесь, вот как-то так.]

Меня зовут Варя, мне семнадцать лет. Ну, я учусь в Вешняковской школе, теперь у нас даже без номера, так сказать. Т. е. в моём районе, Вешняках. Планирую поступать на сценариста, участвую во всяческих конкурсах, рисую, вот.

[Да, я видела, кстати, рисунки просто замечательные. И поздравляю с «Монолитом» тоже сразу уж заодно.]

Спасибо большое. Да, вот. Вот как-то так.

[Адрес этой школы, которая без номера, какой?]

[Вспоминает.] Адрес школыКетчерская, 2… Я не помню уже точно адрес. Она у нас раньше называлась 1389, она всегда так называлась. Потом она была гимназией. Потом её переименовали обратно просто в школу. И теперь мы все воссоединились, теперь у нас, так сказать, большая такая группа школ. Вешняки вот все, школы Вешняков, они объединились в один комплекс. Вот у меня перед окном, вот в окне школа, это тоже наша теперь. Какие-то детские сады, всё вот это вот объединилось. У нас в общей сложности семнадцать там зданий. Это всё Вешняковская школа, вот. Но это только формально на самом деле. Потому что пока что это какой-то… Пока что это только больше какой-то. [Усмехается.] Лучше не стало, так сказать. Т. е. у нас как-то всё объединилось. Раньше у нас была школа с уклоном, теперь она ещё без уклона.  Называется она просто «школа», вот. И так, да, мне всё нравится. Я здесь учусь с самого первого класса, никуда не переходила. Вот, все одиннадцать… Ну, я вот сейчас одиннадцатый год учусь вот в этой школе. Мне вполне нравится, устраивают и учителя, и месторасположение. Потому что пешком пятнадцать минут – это просто сказка. Потому что смотрю на бедных людей, которые залазят в автобусы, и очень радуюсь, что я живу близко. [Усмехается.] Вот так. Да.

[А вы родились в Москве, насколько я понимаю?]

Ну да, формально да, в Москве. Ну, т. е. я здесь живу, вот в этом районе. Сначала я жила, наверно, лет с четырех или пяти – очень смешно получилось, что сначала я жила в доме около моей школы и ходила детский сад, теперь живу около моего детского сада и хожу в ту школу. А здесь я живу, вот именно в этом доме, в этой квартире, с семи лет, получается. С 2009-го года, уже десять лет. И да… вот так.

[А до этого, мама рассказывала, вы жили где-то в Ивановском, да, по-моему? Ну, в другом районе?]

Про этот возраст я уже не помню о своём, я помню вот, осознанно помню я всё время, что жила именно здесь. Вот так.

Любимые места для прогулок у молодёжи: парк «Кусково» и «Радуга», торговые центры, кафе. Театральные центры, библиотеки района. ТЦ у метро «Выхино» (00:03:18-00:24:40)

[Вас пускали во двор гулять? Одну, без взрослых?]

Ну, я выходила обычно какой-то компанией как раз-таки. Но да, у нас всегда было… пускали и плюс у нас двор, площадка была прямо перед домом всегда. Т. е. можно отслеживать, вот. И с компанией. У нас совершенно в пешей доступности парк. Даже два парка. Т. е. там усадьба есть, такое более официальное место, и «Радуга», там всякие карусельки, всякое детское, детская всякая штука. Вот. Но да, вот днём, утром вообще спокойно пускали. А тут ещё у нас есть школа, где тоже двор, можно сказать. Ну да, во дворе я гуляла достаточно много: и в школьном, и здесь, и вообще.

[А скажите, вы в какие-то игры играли, когда гуляли? Ну, в любом возрасте. Т. е. понятно, что сейчас-то, скорее всего, нет, но вот имеется в виду такие подвижные.]

Нет, ну на самом деле вот те игры я сейчас уже не вспомню. Потому что что-то я… А так у нас качели – это, ну, основное развлечение. И сейчас вот у нас есть такие как бы… серьёзные качели, как садовые. Не знаю, как они называются. Они прям в пяти минутах. Если нужно как-то собраться или как-то куда-то там в своих мыслях, можно туда пойти, покачаться, вот. Насчёт подвижных я уже даже не помню, я была не большой фанат подвижных игр, в принципе. Ну как бы покататься на велосипедах, на самокатах, вот такое. Но никаких подвижных игр я уже не помню.

[С мячом в какие-нибудь вышибалы, ни во что такое не играли?]

Ну не, играли. Но я уже не вспомню, в каком возрасте я это последний раз делала, если честно. [Усмехается.] Но да, наверно, играли, но вот да, когда были в какой-то компании, но это, наверно, было уже около школы, где-то там, да. Т. е. как-то в промежутке между детским садом и школой.

[А какие-то есть точки вот вообще, где любит молодёжь собираться в районе?]

У нас открылся недавно театральный центр. Это около метро «Новогиреево», это фактически почти Вешняки, ну, совсем близко, минут… на метро… садишься на автобус – и через минуты четыре буквально ты там. Тебе просто переехать мост [виадук], выходишь – и ты около театрального центра. Это библиотека 96-я, которая сделалась театральным центром. Т. е. она половину здания отдала именно театральному центру. Спектакли различные бесплатно проходят, ты можешь сесть… Ну, ты буквально очень близко, т. е. если в семь спектакль, я могу выйти без десяти семь, успеть и там ещё постоять. Молодые там ребята. Я там чаще всего вижу молодёжь именно там, так сказать. И там всегда… Да, действительно, там собираются, кроме того, там ещё рядом такая европейская как раз-таки кафешка «Чайникофф», она там круглосуточно работает.  Там в основном различные сидят люди, что-то пишут за компьютером. Т. е. там Интернет, всякое такое, розетки. Вот, что-то такое. Ну, конечно, молодёжные более собрания обычно происходят в парке как раз-таки около пруда. Т. е. сидят на траве, если тёплая погода, на траве, что-то там гуляют с колонками. Потом у нас есть большой торговый центр. Ну, не большой, такой средненький, «Вешняки» как раз-таки называется. И там вот происходят тоже. Там Макдональдс, всякое такое. Вот тоже там часто вижу своих одноклассников, которые ходят какими-то группами там посидеть. Вот, так самое популярное – это парк, это… ну, театральный центр, это для тех, кто как-то интересуется, вот, и поэтому очень доступное место. Там ещё сейчас театральную школу сделали, как-то можно так туда приходить. А так, да, парк Кусково, часто очень там… ну, вот. Вот как-то так.

[А если поподробней про эти три пункта. Во-первых, мне интересно, а собственно, чьи постановки в этом театральном центре? Это какой-то театр там конкретный, это труппа?]

В основном… Там началось сначала, там есть такой театр, это выпускники ГИТИСа, они собрались в такую как бы группу, они по разным местам… ну, «ошиваются» – это странное слово, они снимают какие-то… Они снимали-снимали-снимали и потом вот осели – «Свободный 24». Это адрес – Свободный, 24. Он так и называется, театральный центр. Называется коллектив… коллектив называется «Тру-театр». Там молодые актёры, от двадцати трех до тридцати лет, а вот у них там такие самые, так сказать, взрослые постановки, там режиссёр, который работал в Латвии, в различных других странах, Антон его зовут. Он какую-то очень, т. е. что-то такое, чувствует театр, мне очень нравятся его постановки. Потом там есть какие-то такие постановки, которые происходят раз в месяц, в разных театрах. Т. е. маленькие коллективы, которые хотят как бы, чтобы о них узнали, они туда приходят. По той причине, что всё-таки от центра это достаточно далеко, то понятно, что там не так много… не то что желающих. Да, не так много театров. Но мне кажется, там театров пять, маленьких, которые бродят по разным местам, они там существуют уже достаточно долго. Т. е. вот у них открылся сезон, вот во вторник, по-моему, да. Они как-то… у них две-три постановки в неделю обязательно бывает. Бесплатные, платные. В большинстве случаев бесплатные, ещё там они какие-то билеты могут подарить. Это очень круто, интересно, вот. Т. е. ты буквально вот очень-очень-очень близко, и часто вижу там людей, по которым видно, что они никогда бы не пошли в театр, если бы не было бы этой библиотеки. Там прям выходишь, там такие афиши, всё это. Ты прям… сразу тебя туда тянет, вот. И плюс какое-то привлечение библиотеки к тому, что там. Бывает иногда такое, что полки книжные, там стоит… висит такая афиша этого спектакля. И там какая-то литература. Или поставили Пушкина, и там стоят все его пьесы и так далее. Захочется прям после спектакля выйти, там долго работает библиотека, и взять. В библиотеке – да, там можно поработать тоже. Там я вижу тоже людей, которые приходят там поучиться. Там столы, розетки, всё. Вот сидишь, [нрзб.] от мира как бы, вообще вот, сам с собой. Ну, это, наверно, такой действительно… Там ещё есть недалеко от него, от театрального этого центра нового, так сказать. Он образовался, мне кажется, года три назад, если не два с половиной. И он уже очень раскрутился, люди постоянно ходят, у них огромное уже количество подписчиков в социальных сетях. Они прям приходят, потом ещё и ещё. Потому что в основном там достаточно короткие постановки, час-полтора, т. е. не такое, чтоб прям приходишь, долго-долго-долго сидишь, вот. И там всё очень удобно, и всё это, там такие удобные стулья –красиво. Они сами делали ремонт, эти актёры, в этом театральном центре. Т. е. очень там хорошая атмосфера. А там буквально, я не знаю, минуты две ходьбы, есть Театр на Перовской. Я там достаточно редко бываю, не знаю почему. Театр на Перовской! Он такой, конечно, уже более классический. Т. е. там идут либо детские постановки, с какими-то кукольными штучками, что-то такое. И, конечно, там суперклассические постановки, никаких новшеств. Ну есть, конечно, новшества, музыка, но такого ничего суперуникального я там не видела. Т. е. вот сходить в театр можно, там очень дешёвые билеты, опять-таки для тех, кто живёт на районе, это очень близко, вот. Такой маленький-маленький театр, буквально размера того же с театральным центром. И он очень давно там, у них всё время меняется директор, что-то такое. Тоже хороший. Это, наверно, две такие театральные точки вот именно в нашем районе. Потом есть у нас ещё, конечно, библиотека, я не помню её номер. Она с другой стороны, она как раз около торгового центра этого. Но там… Она почему-то не очень, не знаю, что ли, раскручена: там какие-то проходят иногда фортепианные концерты, какие-то для пенсионеров, какие-то мастер-классы. Но туда редко кто ходит. И я вижу, что там как раз такая публика, в той библиотеке, где театральный центр, – она более молодёжная, там приходят и постарше, и молодёжь, а тут как-то более всё классически, нельзя разговаривать, нельзя то делать, нельзя сё делать. Но, с другой стороны, там огромная библиотека тоже, по-моему, она трехэтажная. Что-о там очень много… Ещё Дом книги там же есть. Нет, как раз-таки место, где тусят студенты, молодёжь, я вспомнила. Это, конечно же, у нас есть здесь Московский гуманитарный университет. Т. е. это такой вот наш нынешний… здешний университет. Я не знаю, государственный он или нет, но он МосГУ называется. Вот раньше была там Школа комсомола, т. е. было такое очень крутое здание, и там есть одна очень интересная черта. Несмотря на то, что, конечно же, это не МГУ, это не Вышка, это, там, не РГГУ, это совершенно другой уровень, но всё равно там они сделали всё это в формате кампусов. Там огромная территория, там лес. Ты прям проходишь, и действительно там как в американских колледжах. Ты можешь пройти, здесь какой-то корпус такой, такой. У тебя эта атмосфера создаётся. Там огромное общежитие, там вот всё очень близко, там и Кусково рядом. Да, там учится много приезжих всё-таки, потому что там достаточно маленький балл для поступления, поэтому очень легко туда попасть. Но всё равно это такое там… Как раз-таки там очень много молодёжи. Я знаю, что даже вот у нас люди учились и тоже туда шли. Как-то вот им там нравится. И как раз-таки недалеко от него есть ещё колледж при этом университете, где как бы, я так понимаю, что там… я не интересовалась, но я так понимаю, что это прям вот непосредственно при этом университете. И если ты захочешь в него пойти, видимо, ты можешь отучиться там, если ты захочешь, ты можешь пойти, а можешь не ходить и заниматься уже какой-то своей работой по специальному образованию. Ну что-то такое. И там действительно очень много различных… Там бассейн есть, там есть этот большой кампус, там много растительности. Это очень, это очень интересно, но опять-таки из-за того, что там маленький уровень. Т. е. очень… ну, можно сказать, что слабый университет, но всё равно, конечно же, там много абитуриентов и выпускаются оттуда люди. Т. е. там учатся, и много там, понятно, молодёжи. Вот так.

[А местная молодёжь, [имею] в виду с района, туда ходит просто так гулять? На эту территорию? Или она закрытая?]

Она закрытая, но там она как раз-таки продолжается вот от этой «Радуги», около пруда, и поэтому там большинство именно около пруда, Т. е. там открыты и парк, и там сейчас сделали очень много кафе, всяких штучек. Ты можешь пойти, взять кофе, потом посидеть около пруда, пойти ещё куда-нибудь, потом дойдешь до книжного магазина – там всё очень-очень-очень близко. Мостики там различные. Можно снять себе, арендовать велосипед, самокат, т. е. это вот прям… Зимой там каток работает. У нас вот, я лично знаю, что у нас есть два открытых катка и один закрытый. Совсем недалеко от моего дома. Там всё время кто-то: хоккеисты, фигуристы, всё время там кто-то есть. А есть два открытых, которые, соответственно, закрываются на зиму [лето]. Потом они открываются уже зимой, там очень много гуляет людей, и ёлку у нас ставят прям вот… У метро и ещё где-то там большие ёлки, т. е. всё, и новый год, новый год. Вот, что-то такое.

[А ставят ёлки… А вторую ёлку? Т. е. одну у метро, я так понимаю, «Новогиреево», а вторую? Это где, это на «Радуге» ставят? Или где?]

Да, это либо в парке, либо в Кусково. Ну, там всегда стоит какое-то такое… Конечно же, там украшения различные. Т. е. у нас так праздник, прям он ощущается вот сразу, как только ты попадёшь на улицу. У тебя прям сразу праздник.

[А вот эти катки, открытые, они где находятся, вы говорите?]

Они находятся в парке на «Радуге». Вот как раз такие около колледжа этого. Вот. Там, по-моему, вообще открытый вход. Ты просто берёшь свои коньки, надеваешь, приходишь, катаешься. Ещё около моей школы есть каток. Тоже открытый. Совсем малюсенький такой. И ещё около Кусково. Там, по-моему, правда, это уже закрытый. Тебе нужно зайти, заплатить что-то типа за аренду коньков либо что-то там и кататься – там прям можно в самом лесу, т. е. там все такие деревья, и ты там по этому кольцу катаешься. Очень, да, интересно.

[А вот вообще молодёжь, когда ходит в парк, чем там в основном занимаются?]

Летом это, конечно, шашлыки. Сейчас это там главная проблема. Бывает такое, что буквально выходишь, вот я выхожу из дома и прям чувствуется. Бывает, что там на скамейках, на траве, т. е. в лучшем случае пикник. В худшем случае там шашлыки серьёзные такие. Дни рождения отмечают, просто гуляют с колонками, с музыкой. Катаются на велосипедах, сидят на траве. Очень-очень много, вот. Много у нас… Ну, это, правда, уже не молодёжь, художников сидит там, потому что Кусково, потому что сидят с этими такими как бы альбомами. На велосипедах много катаются. Недавно здесь была какая-то огромная, я не знаю, сходка-сводка, большое количество молодёжи, я так понимаю, что первокурсники, и они вот прям пошли по нашему парку. Там человек сорок было, что ли, вот как-то так. У нас ещё есть много спортивных площадок. Опять-таки насчёт фигуристов: там и фигуристы, и хоккеисты, ну, это совсем сильная молодёжь, дети, они вот как бы там тренируются. Да, спортсмены. Бегают люди у нас, бегают там, что-то ещё делают, не знаю. Тренируются просто, вот сейчас очень много у нас этих спортивных площадок. Т. е. там элементарно какая-то там… какой-то степпер, чтобы отжиматься, турники, там. Вот я знаю, не знаю, штук пять уже в нашем районе. Т. е. их очень много. Буквально проходишь немножко – и ты уже пришёл. Волейбольные площадки. Но там уже более, мне кажется, какая-то группа просто собирается, не знаю, по какому принципу, играют в волейбол, в баскетбол. У нас есть прям на «Радуге» эти площадки. Понятно, что летом, весной, там, осенью даже они вот собираются там, играют. Вот.

[А вот в Макдоналдс вы сказали, точнее, не в Макдоналдс, а в торговый центр народ ходит. Это вот просто, чтобы в кафе сходить вот в эти?]

Там огромное… Там есть ещё магазины. Там продуктовый магазин. Вот. И там, не знаю, вот у меня некоторые одноклассники даже ходят туда просто, там, какой-то день рождения отметить, там, посидеть в Макдоналдс. Т. е. как бы это… У нас есть два Макдоналдса. Причём один более, так сказать, культурный, что ли, там есть Мак-кафе, там есть ещё что-то, ты можешь сесть. Но он очень далеко, и ещё около метро «Выхино», это там. Обычно это очень сложно, потому что там очень много людей. Там электричка, там метро, это самое такое загруженное, так сказать, метро, и я там вообще никогда… Я как-то всегда, даже когда мне по прямой доехать до «Выхино», я лучше доеду до «Новогиреево» и пересяду. Потому что в Новогиреево мало людей, в Новогиреево можно доехать спокойно на автобусе. Тут обычно очень много людей. Макдоналдс… Там ещё один такой маленький торговый центр, там у нас Макдоналдс, там есть «Перекрёсток», опять-таки «Детский мир», там ещё какая-то штука, какой-то итальянский ресторан маленький тоже. Вот.  

[Это вот какой, вы говорите? Это где? «Вешняки», да, называется торговый центр?]

Да. Один «Вешняки», другой я уже не знаю, как называется. Они по дороге к «Выхино», их там два, этих торговых центра. Вот. Но «Вешняки» – это сейчас такой самый популярный. Т. е. там очень много… Там есть различные, там сейчас большой магазин электроники, всякие телефоны, компьютеры продают, всякое такое. Ну, очень много разных магазинов на любой вкус. «Читай-город» там есть, «Дочки-сыночки», всякое такое. Вот. И вот… да. Опять-таки, посидеть подростки любят просто, там, не знаю, послушать музыку, посидеть там себе, ну, такое место для тусовок. Не знаю, что такого самого хорошего. Потом они в основном приходят либо в парк, либо возвращаются. Ну просто большинство людей обычно ходят туда, которые рядом там живут. Там много домов рядом, и поэтому они… Им самое близкое место буквально – это торговый центр.

[А вот, например, если вы с друзьями договариваетесь о встрече, где вы назначаете её?]

У меня есть три места, вот лично у меня есть три места. Это либо «Чайникофф», который около метро и поэтому там невозможно потеряться, ты выходишь [нрзб – 00.23.07], ты выходишь к этому «Чайникоффу». Поэтому «Чайникофф», я просто очень люблю это кафе. Когда друзья приезжают из какого-то центра, это вообще идеально. Потому что если друзья здешние, если они живут рядом, то это парк. Да, это парк в основном, потому что я не люблю большие перекрёстки. Что ещё? Ну, как бы ещё могу позвать в театральный центр, если я знаю, что там будут постановки; я их зову, они приезжают. Ну, там просто… У меня друзья – как раз-таки они вообще нездешние, как бы они не из этих мест, поэтому… Они достаточно далеко живут, и долго им ехать. Ещё вот насчёт того, что если с одноклассниками, то у них обычно как раз-таки в этом «Перекрёстке». Не люблю, не то что не люблю, ну, т. е. там, где они любят собираться, они обычно там дни рождения, они всегда туда зовут, и поэтому… вот. Если это одноклассники, то туда. Вот так.

[А именно в Макдак зовут посидеть или куда?]

Ну, там да, либо в Макдак, либо торговый центр, потому что все знаем, где он находится. Там в большинстве случаев я встречаю своих знакомых, вот одноклассников, именно там. Потому что там можно купить канцелярию, там можно, не знаю, сделать маникюр, купить продукты какие-то. У меня просто очень много одноклассников, не знаю, человек пять или шесть, живут вот именно прям вокруг него буквально. Там много этих домов, поэтому там, конечно, чаще всего они и обитают.

Плохие места района – возле метро «Выхино» (00:24:40-00:32:10)

[А какие есть в районе плохие места? Т. е. где тусят какие-нибудь маргинальные личности, бомжи, алкаши?]

Ну вот, есть как бы около «Выхино». Я не знаю, я ещё… У нас недалеко есть ещё один совсем малюсенький, ну, там не знаю, торговый центр. Там действительно страшно немножко, потому что там такие дворы, там ходят такие странные люди. Вот, но   буквально переходишь дорогу – вот просто вот попадаешь из одной жизни в другую. Вот, и на «Выхино», кстати. Потому что «Новогиреево» – во-первых, там, не знаю, как бы более какая-то, что ли, цивильная публика. Во-вторых, ты садишься на автобус, лично мне там ехать пять-семь [минут] до дома от «Новогиреево», потому что от «Выхино» там очень далеко. На «Выхино» действительно, там можно… Там очень много различных людей. Вот где бы я не стала точно ходить поздно вечером, так это на «Выхино». Сто процентов, вот. И вот как раз в этой части вот, не знаю, как правильно называется, Кетчерская, т. е. не помню вот. Ты просто переходишь дорогу, и там какой-то такой маленький дворик, и там как-то такие, почему-то какая-то непонятная атмосфера. Вот. Но таких мест, чтобы прям… Такого у меня ещё не было, чтоб я не поехала куда-нибудь вечером, потому что я боюсь возвращаться поздно. Такого нет. Т. е. я поеду, я как-то вот могу дойти, ну такого, чтобы, допустим… Вот просто я – человек, который боится всего. Даже когда за мной кто-то идёт, я уже думаю, что всё. Такого, чтобы, например, кто-нибудь тебя окликнул, это вообще такого, лично у меня такого не было. Я не знаю, может, у одноклассников такое было, но у меня вот лично такого не было никогда. Понятно, что, если ты не в парке идёшь ночью, если ты просто идёшь от остановки до дома, такого никогда не было. Если там, не знаю, какая-то неблагополучная компании сидит где-то просто – такого нет. А если они сидят даже или какой-то там, не знаю, пьяный человек, ну это вообще. Я не помню, когда последний раз видела пьяного человека в нашем районе. Совсем вот чтобы он, там, шёл и кричал. Они обычно сидят на лавочках, они обычно вообще абсолютно безопасны, никого не окликают, они как-то там между собой разговаривают, вот. Вот что-то такое бывает. У нас была странная история, когда ночью мы пошли, часов двенадцать уже было… И там шёл человек очень странный и слушал музыку, вот прям на этой самой, на колонке, очень громко какую-то очень странную музыку. Но он тоже никого не трогал, он шёл просто по каким-то делам своим в двенадцать часов ночи и никого не трогал. В Новогиреево, например, кстати, когда ночью выходишь из метро, мне кажется, для жителей, для людей, которые живут прям около «Новогиреево», там вообще абсолютно безопасно. Потому что оттуда выходишь – там всегда кто-то есть, там работает магазин двадцать четыре часа, там ещё что-то работает. Т. е. из театра выходишь – вот свет, просто сразу. Поэтому ты просто доходишь, садишься, ничего страшного.

[А второй-то, маленький торговый центр который, это где он находится, где как раз эти дворы-то неприятные?]

Ну, это около «Выхино», да, это около «Выхино». Ну да, он совсем маленький, если это вообще можно назвать торговым центром, но, наверное, можно. И там почему-то, несмотря на то, что там отдельно Макдоналдс, не то что как в том торговом центре, где все сидят, – всё равно там обычно бывает меньше людей, потому что, ну, видимо, там не такое место, вот. Но я помню, что в какой-то момент мы туда очень часто ходили. Потому что если ты едешь по какой-то большой дороге на велосипеде или ещё на чём-нибудь, то доезжаешь, просто что-то берёшь (там можно с собой взять) и едешь обратно. Т. е. такое вот, там не очень страшно, абсолютно нормальное место. Но как раз-таки просто днём там нормально. Если совсем поздно вечером, то там бы я уже не пошла.

[А вот вы знаете, мне рассказывали о драках, которые были между мальчишками с одной стороны этой Вешняковской улицы и с другой стороны. Ну, по сути, внутри одного района, но, видимо, там какие-то есть свои подразделения внутри этого района. Вот вы не слышали, такого на вашей памяти не было?]

Нет.

[Не было, да, такого?]

Я такого… Хорошо, что я с этим не сталкивалась ещё. Не, ну вот лично… Ну вот, я как представитель молодёжи, т. е. у меня нет такого, что… У нас публика, в принципе, цивильна очень. У меня очень хорошая школа. И такого, чтобы там какие-то были стрелки, какие-то чтобы люди там, не знаю, даже вот буквально за школой встречались, дрались, нет, такого никогда не было. Надеюсь, что не будет. Я не знаю насчёт просто вот той школы, которая здесь. Я училась-то в одной. Я знаю, что у нас есть ещё школа, которая 402-я раньше была, там кадетские классы были, там ничего такого точно не происходило. Ну т. е. вообще вот. Лично я этого никогда не наблюдала, никогда не боялась, и даже вот когда… Ну, у нас были люди, которые тусовались в каких-то таких тусовках, но никогда такого не происходило. Чтобы какие-то драки, я не знаю, вот что-то такое. Нет, нет, нет. Я не видела. Может, это было давно? Ну даже в школе не было. Не дай бог, у нас там так и будет. Там не хватает даже вот, ну вот лично мне, при мне, десять лет в школе, я не видела, чтоб кого-нибудь, не знаю, травили или что-нибудь там такое: специально собирались, чтоб поиздеваться. Нет, такого не было.

[Мне это рассказывали о начале 2000-х. Вот примерно о том периоде.]

Это был такой, наверное, период.

<…>

Церкви и кладбища в районе (00:32:10-00:42:05)

[Мне рассказывали [легенды], которые рассказывают про парк Кусково. Вы их слышали, вот какие-то в жизни легенды?]

Как-то нет, я совсем далека от этого. Я не слышала, нет.

[Какие-то есть народные названия для каких-то мест в районе? Ну, вот мне говорили про район, что вот этот памятник трём людям, да, который у вас стоит на Вешняковском повороте, он называется «Сообразим на троих».]

Ну, я не знаю, я почему-то… Ну, тут как бы сложно что-то сокращать просто, потому что про памятник я лично вообще ничего не знаю, как-то вот так. Т. е. «Радуга» – это «Радуга», я даже не знаю, мне кажется, она так и называлась. «Радуга», пруд, Кусково, озеро. Ничего такого особенного никогда никто не изобретал. Ну, т. е. у меня просто максимальное, так как я учусь в школе, это… вот у нас была раньше рядом школа 634-я, что это «шестьсотка». Вот что-то такое. Т. е. ничего такого, других мест никак не обозначили.

[Улицу Вешняковскую как-нибудь не сокращают? Она и есть Вешняковская?]

Нет. Ну, как-то нет. Может, просто мало про неё говорим. Т. е. нет. Я лично вообще никак её не сокращаю. У меня как-то… никак, нет.

[У вас же там ходит, я так понимаю, троллейбус 64-й или ещё какой-то 77-й. А какие-то специальные названия для этих маршрутов есть?]

Ну… нет, я лично не знаю. Я пользуюсь двумя, наверное, 64-м и 247-м. Ну, т. е. их очень мало, и поэтому нет. У нас очень много различного транспорта, потому что у нас есть две платформы: это «Выхино» и «Новогиреево» как раз-таки. Т. е. ещё и «Кусково» – даже три, три платформы, можешь ехать куда угодно. В пешей доступности вообще у нас сколько метро… три метро. Т. е. «Рязанский проспект», там полчаса идти нужно до него. «Новогиреево» близко вот лично для меня. И «Выхино». Т. е. на любой вкус, так сказать. Вот. А, нет, маршруты никак мы не называли, ну т. е. 64-й, 247-й, просто условно, 64-й и 247-й, ничего такого, чтоб там это, нет, нет.

[«Два топора» 77-й не называли никогда? Я вот слышала.]

Нет.

[Мне мама рассказывала, что вы ходите в храм, который на территории Кусково. Вот расскажите что-нибудь о нём.]

Да, на территории Кусково. Он такой очень маленький, просто вот по той причине, что он как бы это и есть тот храм, который стоял во время того, когда там жили Шереметевы. Т. е. там это он и есть. В нём какой-то вот этот дух, т. е. нет там никакой… не то что пафосности. Там всё такое настоящее, там очень… Т. е., грубо говоря, там раньше я видела каких-то своих одноклассников, они туда ходили. Не одноклассников, просто там каких-то знакомых людей. Теперь их там нет. [Усмехается] У нас много храмов, кстати, вот лично я знаю, что у нас четыре, наверно, храма, включая этот. Один у нас Успенский, это около метро «Рязанский проспект». Можно сказать, достаточно далеко. Второй как раз-таки в Кусково, третий – это Введения, как-то он так называется. Введенский храм как раз-таки у меня из окна виден, около моей школы. Он огромный, вот. Я там почему-то никогда не была, как-то он в таком не очень удобном расположении находится. Вот, он огромный, там очень много всегда людей ходит, там различные мероприятия. Алексея Мечёва это вот около 15-й городской больницы. Его построили недавно, но он вот сейчас, мне кажется, такой самой большой популярностью, что ли, пользуется. Вот. Потому что там тоже какие-то мероприятия проходят, там всё там очень построили. Там и живут люди, и как-то вот всё так там. И стоянка есть. Вот. В Кусково – там, скорее, те, кто знает. Но там много людей. Он очень маленький, но там бывает такое, что всё просто, весь забит храм людьми, там человек пятьдесят максимум, наверно. Ну, т. е. не так много, наверное.  Вот что хорошо для этого храма. Во-первых, туда вообще бесплатно проходишь, если ты говоришь, что в храм. И там проходят всё время службы: и на праздники, и не на праздники, и просто так, как в самом обычном храме. Некоторые храмы в таких как бы парках, они превращаются в музеи, т. е. ты просто приходишь, там ничего не происходит, там как бы висят иконы, ну, просто подходишь смотришь. А тут нет, тут настоящий, там всегда может играть какая-то служба, что-то там такое. Могут служить. Ну, вот он очень близко, и там очень такая хорошая атмосфера, мне она очень нравится. Успенский, например, он двухэтажный, там нижний этаж, верхний, да. И там бывает такое, что служатся две параллельно службы. Ну он… там тоже очень много людей приходит и… да. Ну, он такой… Там много людей бывает. А в Кусково – он какой-то самый камерный, что ли, так сказать. Это не часовня, это храм, но он очень маленький, вот, и ты буквально, там, можешь зайти в храм, попросить [нрзб.]. Там и пруд, и всё, очень красивый пейзаж у Кусково, значит, вот таким образом. Его сейчас там что-то реставрируют, там всё сейчас реставрируют, но это вот самое, да, такое самое, мне кажется, атмосферное даже место, можно сказать, в нашем районе. Есть, конечно, места подальше, в Перово, куда можно поехать, но это уже другой район. Ну, т. е. вот лично храмов здесь, наверно, всего пять.

[А Успенский – это вот который возле «Рязанского проспекта», да?]

Да, это вот прямо около метро «Рязанский проспект». Там можно перейти, там, по-моему, недалеко от станции Кусково, и прям там рядом метро «Рязанский проспект». Вот, но там много людей туда ходит. И это, в принципе, да, там можно доехать от метро «Новогиреево». Там много способов туда добраться.

[А он тоже исторический, вы не знаете? Или это вот новая постройка?]

Не знаю, наверняка исторический. Но я вот единственное знаю, что Кусковоисторический, то там, наверное, цари туда ходили. Я знаю, что Мечёва построен буквально недавно. Про этот храм, мне кажется, что Введения, который у нас из окна виден, он тоже недавний. Вот, но вот не такой недавний, как Мечёва, например. Т. е. да, всё постепенно обустраивается, и мне кажется, что когда вот только мы здесь начинали жить, то Успения был, наверно, один здесь такой большой храм, куда все ходили. Вот, ну и Кусково. Просто не так много людей всегда. Потом начали как-то строиться, начали всё делать, сначала Введенский, потом Мечёва и как бы да. Расширилось. И людей стало больше.

[А кладбища где-то есть на территории района?]

Ну, я не знаю, где точно. Перовское, по-моему, кладбище называется. Мы ходим только на… [вспоминает] Вот я помню, что мы только последний раз ходили на 9 Мая. Наверное, года два назад, с классом, это где-то тоже в районе Кетчерской. Но там, не знаю, я там крайне редко бываю. [Усмехается.] Вообще не помню, как раз-таки два или три раза там была. Его не видно, оно в каком-то таком углублении. Ты проезжаешь, его даже не заметно. Т. е.  есть кладбище. [Усмехается.]

[Т. е. возле Успенского храма нет никакого кладбища, рядом с Рязанским?]

Оно есть, оно маленькое, там, по-моему, священники. Т. е. не такое оно большое. Там есть, да, кладбище, только около него. У тех маленьких – у них нет кладбищ рядом.

Этнический состав района, школы (00:42:05-00:47:58)

[Знаете ли вы каких-то известных людей, кто живёт в вашем районе? Какие-то вообще жили ли когда-либо?]

Да вот единственное, что я узнала, недавно причём, что Безруков в Перово жил. Но в Перово опять-таки. Что он там родился. Но я вот… нет, наверное, не знаю. Я просто не настолько интересовалась всем этим, кто здесь, в принципе, жил. Т. е. я чисто на каких-то там усадьбах и не усадьбах, вот. Но что ещё я знаю? Ещё один из опять-таки недавних фактов: я знаю, что на Вешняковской, 5 живёт Иван Голунов. Т. е. это, наверно…  Да, прославилось, так сказать, место, вот. Т. е. вообще очень близко. А так я просто сама не интересовалась. Вот, тут очень, надо сказать, интеллигентная публика, т. е. и творческие люди, и просто какие-то там профессоры. Т. е. нет такого, чтобы там прям какой-то… Непонятные там какие-то люди, которых непонятно, что они там делают, нет. Культурные, интеллигентные люди. Опять-таки, да, театральный центр открылся, там много людей ходит. Такого, чтобы прям пустой зал, никто не пришёл, нет, там ходят люди. Т. е. им интересно, они к этому тянутся. Вот. Вот так.

[А бывают ли какие-то этнические конфликты в районе?]

Этнические конфликты? Ох, я тоже не знаю! [Усмехается.] Нет, ну, они либо как-то всё-таки подальше происходят в районе уже вот как бы Выхино, наверно. Лично я не видела. Никогда не было какого-то такого… мероприятия, что ли. Конфликтов, в принципе, каких-то глобальных тут не было никогда, разве что там кто-то поссорился с домоуправительницей. Никогда не было такого, чтоб вот ты туда ходи, сюда не ходи. Не было какого-то такого района, чтоб прям… не района, места, где у тебя всё опасно, туда не ходи. Нет, такого не было.

[А гастарбайтеров много в районе?]

Нет. Не знаю, я в центре вижу намного больше. [Усмехается.] Ну, какие-то вот… кто-то живёт здесь просто и поэтому понятно, что они здесь как бы… Ну нет, не так много. Т. е. я могу в день встретить человек пять максимум. Нет того, чтобы прям очень много. Ну, если что-то строится, например, перекапывается, понятно, что они там будут, скорее всего. Но… нет. Такого, чтобы просто какая-то их тусовка, в которой они просто как-то находятся, нет, такого нет.

[Диаспор нет в районе?]

Нет.

[А в школе у вас? Много учится приезжих?]

Ну, приезжих… Я знаю, что, когда мы соединились опять-таки с другой школой, с 634-й, очень много людей стало с иностранными, так сказать, да, с другими именами. У нас просто была школа, не знаю, она была как-то так настроена, наверно, т. е. брали людей вот исключительно… Не знаю, может быть… Т. е. я понимаю, что как-то их отличали. Т. е. были и армяне, и вот, да. Но большинство людей были всё-таки русскими. Они хорошо говорили на русском. Они как бы вот вообще… никогда не было. А потом, когда мы соединились с 634-й…  Ну, могу встретить спокойно человека в нашей школе, у которого сильный акцент. Спокойно. Т. е. человека два-четыре, наверно, точно таких учится. Вот. С какими-то им[енами]. У меня вот лично учится в классе, там, я не знаю, у меня в классе все как-то здешние, но у меня учится, там, человек с именем Мариам. Но это какой-то … Мариам Этильбай её зовут, но она учится с самого начала. Т. е. это просто как-то вот по имени. Там каких-то вот, там, конечно… нет, ну, есть люди. Как раз-таки почему-то с той, от которой они переходили, это очень интересно, потому что школа, две школы, 1389 и 634, они находились, просто вот прям, не знаю, пройти сто метров – и уже другая школа. Т. е. очень близко. Почему они, по какому-то признаку поступали не сюда, а сюда, я не понимаю. Опять-таки, возможно, это что тут, она всегда была самая средняя, так сказать, да, а эта была с углублением всегда. И сейчас она с углублением. Т. е. да, там люди всё-таки лучше знают английский язык, чем в других школах. С первого класса английский язык, и там местом… всё-таки, всё-таки изучаем. Вот, т. е. да. И они, вот такие как раз приезжие люди, они вот именно шли вот в эту школу. Ну, приезжие – я имею в виду из других стран, так сказать, т. е. с другими именами. А так как бы… из других городов спокойно, это вообще никак не отражается на нашем… [Усмехается.]

Районные типажи (00:47:58-00:56:42)

[На вашей памяти какие-то объекты в районе изменились кардинально? Т. е., условно говоря, был магазин, стало что-то другое совсем, не магазин.]

Был какой-то то ли медовый магазин, то ли какие-то шубы, я вот не помню уже. И там потом сделали барбершоп. Вот. Т. е. они буквально два года назад сделали. Ну туда ходят люди. У меня там знакомый, сосед, он ходит, у него прям свой барбер, вот как-то вот так. Т. е. это прям место-место, куда ходят стричься. «Магнит» у нас, он как-то у нас назывался очень странно. Какое-то название… Уже таких магазинов нет, такой сети, уже даже не вспомню, какой-то… В общем, непонятно, потом его поменяли на «Дикси». Вот. «Пятёрочек» очень много сейчас стали строить, вот если что-то сносится, то строится «Пятёрочка». Раньше у меня была около школы «Пятёрочка», это было прям уникальное место, потому что раньше… Мне кажется, вместо «Фикс Прайса» построили. И самая, так сказать, ходибельная, да, там очень много всегда людей. Т. е. «Пятёрочка» – это самая у нас популярная, так сказать, сеть. И «Перекрёсток». Вот «Перекрёстка» у нас три, наверное. Или четыре. «Пятёрочек», наверно, так же. И ещё насчёт… Театральный центр строился в библиотеке. Заменяя. Вот. Какие-то памятники, я уже, наверно, не знаю. Т. е., конечно, были в Кусково какие-то реконструкции и так далее, там сносили, переводили. Но это там уже что-то… да. Сейчас тоже там реставрируют главное здание. Вот. Ну, строятся храмы опять-таки. Ну, т. е. такое, да. Сейчас у нас строится дом ещё один, вот. С другой стороны, вот там. Ближе к тому торговому центру. «Счастье в Кусково» называется. Он такой… Ну, он прям сейчас уже строится-строится. Наверно, через год где-то точно будет.

[Были раньше ещё, в советское время, практики, когда дети собирались, там, не знаю, в лагере или просто так, компанией, и рассказывали страшные истории. Вот мне очень интересно, у вас было такое? В вашем поколении?]

Ну, у меня есть, не знаю, такое, чтоб прям в классе… Ну, нет. Во-первых, у нас… Когда это, выездные мероприятия, когда кто-то там… Это обычно маленькая группа, которая едет в другой город на экскурсию, и там, конечно, такое может быть. Но вот как бы лично у меня именно с моими какими-то одноклассниками здесь, т. е., ну в лагерях вот такое могло произойти. А тут как бы с одноклассниками в моём –такого не было. Потому что мы всё-таки… У нас не бывает такого, что мы едем в какой-то один лагерь или ещё что-то такое. Там, надолго и … Мы как-то расходимся, сходимся, как бы вот в школу просто приходим, и всё.

[А кстати, когда вы рассказывали, [что] во двор ходили, у вас там была какая-то своя дворовая компания, которая отличалась от школьной?]

Своей дворовой компании не было. Ну, у меня вот есть, мы вместе ходили в детский сад. Мы много там общались с мальчиком как раз-таки, вот. До сих пор мы с ним общаемся, он мой сосед, вот. И мы с ним в основном гуляли, иногда к нам мог получиться опять-таки ещё один мой сосед, который совсем близко, мы сейчас с ним в одном классе учимся. Вот. Т. е. это прям очень долго. Они все не переезжают, поэтому мы с ними общаемся. Могли пойти какой-то компанией школьной. У меня были какие-то тусичи, в плане с девочками какими-то я дружу, и вот мы с ними ходили, на «Радугу» ходили, в Макдак, я помню, ходили. Мы с ними что-то там ели. Т. е. что-то такое. Вот. Вот да. Но если с дальнего детства, то вот как раз-таки с детсадовскими, которые перетекают в школьные. Вот. Вот так.

[А какой-то отдельной такой тусовки не было, да?]

Да.

[А вот еще бывает иногда такое, что дети строят какие-то шалашики или вот что-то такое. У вас такого не было?]

Ну, мы строили из снега такие там штучки, домики. Вот. Какие-то ограждения, играли. Вот. Шалашики тоже, по-моему, строили. Но это уже очень давно было. Ну, строили, конечно. Строили, да.

[А ещё знаете, такая вот была фишечка именно у девчонок: секретики. Там зарывали такие…]

Совсем в давнее время это было. Не, ну что-то закапывали, наверное. Но не по какому-то там принципу, там, под стёклышком, нет. Но что-то закапывали и что-то отыскивали. Такого, чтоб прям секретик настоящий, такого я не помню. Ну, как бы это уже было не то что во времена телефонов. Уже это постепенно переставало быть как бы… Сейчас уже этим вообще никто не занимается, я вижу, что совсем уже телефоны, телевизоры. Сейчас нет. Тогда что-то закапывали, что-то… Пирожки делали. Что-то там такое всё. Играли во что-то определённое. Пирожки, качели. Т. е. что-то такое, да.

[Мама рассказывала, что у вас в районе живёт какой-то человек, который говорит, что он может разгонять тучи. Вот вы слышали о таком товарище?]

Ну, у нас там какой-то есть .… ну, да. Я лично с ним не знакома. У нас есть какие-то такие… Но это опять-таки никакой… Я знаю, что у нас [нрзб.], который к войне всё время готовится, что будет война. Какие-то там запасы зарывает, вот. Ну, т. е., опять-таки, это не то что прям какой-то суперстранный человек, на которого все смотрят. Нет, это, в принципе, человек, который живёт в каком-то своём мире. Даже интересно, что он такой есть, и это очень классно.

[Я поэтому и спрашиваю, потому что это очень любопытно.]

Да, это не то что прям как-то он других провоцирует к чему-то, нет, он просто сам по себе живёт, сам что-то делает, это, конечно, интересно. У нас встречаются какие-то такие люди, вот. У нас есть… Ну, это уже отходим от странных людей. У нас много пожилых. Т. е. прям в какой-то момент можно выйти, и там и дедушки гуляют, и бабушки, как-то вот… Я думала, что, наверное, эпоха скамеечных бабушек уже ушла, нет, когда проходишь, там действительно скамейки, там бабушки четыре, всё равно они там смотрят на кого-то, вот. Т. е. много, много этого. Они там и по парку ходят. Т. е. такой, наверное, не то что… наверно, самый благоприятный в плане того, что очень близко парк, им очень комфортно. Опять-таки разные мероприятия там проходят. Что-то там я не помню, как она называется, старость, там, в радость, что-то такое. Что они там физкультурой какой-то занимаются, ещё что-то делают, что-то такое, да.

[А вот вы про этого упомянули, который к войне готовится. О нём просто говорят или как-то видно, что он что-то делает прям на улице?]

Нет, он не делает ничего на улице, он как-то сам с собой готовится. Ну, что-то говорил, что вот как бы скоро будет война, нужно что-то там… Т. е. как-то вот так. Он в нашем подъезде живёт. Но он сам – ну, как бы он нормальный, он ходит на работу, всё такое. Не то что такое: ничего не делает, сидит и готовится к войне. Нет, ну просто у него какие-то такие теории есть. Т. е. он ни к кому не привязывается больше, он просто сам по себе так решил.

[Т. е. это не городской сумасшедший, это вполне себе нормальный человек, просто у него так.]

Нет, в принципе, не знаю. Нет, не городской сумасшедший.

Любимые места в Москве: Тверская, Третьяковская, проспект Вернадского (00:56:42-01:04:01)

[Есть ли у вас какой-то образ, который характеризует район? Т. е. что-то, что вы всегда сразу вспоминаете, какая-то ассоциация яркая?]

Ну, лес. Лес. Парк. Парк сразу, парк. У меня парк и, наверно, потом школа, потому что всё-таки это моя школа здесь. Я да, я учусь здесь. Ну, парк, да. Скорее всего, первая самая ассоциация это будет парк всё-таки.

[А про Москву в целом – есть какой-то? Может быть, строчка из какого-то стихотворения, фильм?]

Про Москву всё. Ой, ну я очень люблю Москву, просто я её прям очень… Вот, т. е. у меня… Ну, про Москву строчка… Нет, Москву я просто люблю, и есть любимые места. Т. е. вот самые любимые места. Очень люблю центр. У нас достаточно быстро до центра ехать, на «Третьяковской» через двадцать минут ты можешь оказаться, «Новогиреево» как раз-таки. До «Пушкинской» от «Выхино» можно доехать. А… ну… я вот-вот-вот убеждена, не знаю, я почему-то очень люблю. Я никогда, наверно, не уеду из Москвы, по своей воле уж точно не уеду. Т. е. такой для меня лучший город земли, вот. [Усмехается.] Нет, ну, правда, потому что здесь какой-то… в Москве ты какой-то такой некоторый конструктор, который ты можешь собрать. Потому что здесь есть парк, тут… Т. е. ты уезжаешь… Она очень-очень большая. И буквально абсолютно нормальная ситуация: человек, который может прожить всю жизнь в Москве, он может выйти на станции какой-то метро и просто вообще первый раз увидеть всё вот это. Т. е. вообще. Они строятся, они делаются. Она как-то развивается, я вижу сейчас уже. И когда люди приезжают какие-то, которые были давно, приезжают сюда опять, они видят, что она, конечно, изменилась к лучшему и что она красивая. Вот. Ну, у меня почему-то какие-то есть свои места, т. е. это не то что, там, я пойду прямо на Красную площадь.

[А какие, какие, расскажите! Это как раз очень интересно.]

Я очень люблю «Третьяковскую».

[«Третьяковскую»? А где именно?]

Ну, просто выходишь из метро «Третьяковская», это для меня прям какое-то любимое место, Макдоналдс, там слева [магазин] «Республика», потом там… Проходишь, там храм на Большой Ордынке. Потом там какие-то… там «Третьяковская», вот, потом ты можешь там пройтись, т. е. огромное поле, так сказать, для гуляний. Вот. И парк Горького мне [нравится], в последнее время я там очень часто бываю. Вот, потому что там… Единственная там проблема, что они поставили там какое-то, там подходят, просят что-то сделать, проголосовать в каком-то опросе, что-то такое. Так-то он мне очень нравится. Вот. Т. е. вот очень люблю эту Третьяковскую. Потом я люблю Тверскую. Это вот место, наверное, два или опять один. Потому что на Тверской памятник Пушкину, потому что на Тверской там театров очень большое количество, на Тверской Литературный институт. Т. е. это какое-то очень такое атмосферное опять-таки место. Это второе место! [Усмехается]. Третье место – это вот уже совсем лично моё, это метро «Сокол». Я очень люблю, потому что даже, во-первых, там мой любимый театр располагается, Центр драматургии и режиссуры. Во-вторых, это… я очень люблю там почему-то архитектуру. Вот в этом месте. Не знаю, я прям выхожу, там эти высокие дома, я очень люблю этот район, и… да. И последнее место – я люблю проспект Вернадского. Потому что, во-первых, это удивительный вообще. Не знаю, может, я просто как-то от этого отвыкла, но когда ты едешь-едешь в метро и выезжаешь на улицу, т. е. вот эти вот Москва-река, университет – это очень… потрясающе просто. Не знаю, очень люблю ездить по красной ветке. Потом ты приезжаешь, и там какая-то очень… Там парк 50-летия… 75-летия, не помню, революции. 50-летия революции. Не помню названия. Ну т. е. он очень классный, там очень много различных площадок, каких-то интересных сооружений. Никакой древней архитектуры там нет, но всё равно там что-то такое очень… сохранилось, и мне это очень нравится. Ну, т. е. такое… Какое-то прям… Огромные памятники, детские памятники, мне это очень нравится. И район проспекта Вернадского – там просто у меня друзья живут и молодой человек, поэтому я там часто бываю. Ну вот… мне там очень нравится. И он какой-то очень новый, с одной стороны, но, с другой, какой-то не новый. Не знаю. Очень классно. На «Китай-городе» реже бываю. По Арбату люблю погулять. [Усмехается.] Ну, «Арбатская», да, потому что там ГИТИС, во-первых. Я люблю… там у меня спектакли, часто бываю на спектаклях, в ГИТИСе именно. И там сам район, сам центр, кинотеатры и вот… Но это не такое первое место, где, куда я езжу. Обычно это «Третьяковская»-«Тверская». Вот если я назначаю встречу, я назначаю её на «Третьяковской» или на «Тверской». Сто процентов. Это если вот с кем-то надо встретиться в центре, это «Третьяковская», «Тверская», вот. Вот так.

[А с Литом-то вы как связаны? Вы Лит упомянули, это как?]

Нет, ну, Лит – просто, во-первых, я туда планирую подавать документы, когда… Там драматургический есть. Во-вторых, там есть лекции… «Университетские субботы». Знаете, да?

[И вы ходите туда, да?]

Туда приходишь и… Тверская – это место, куда ты вообще не замечаешь, как ты добираешься. Вот лично от меня. Потому что я не большой ездок на метро. Потому что максимально час я могу проехать на метро, потом как-то я уже… Я люблю метро очень, но я просто привыкла ездить на какие-то короткие дистанции. Ну, до «Проспекта Вернадского» максимально там сорок четыре минуты. А «Тверская» – ты доезжаешь до «Третьяковской», пересаживаешься, и всё, ты уже практически через… Вообще, там двадцать минут мне, по-моему, ехать, двадцать пять. Там что-то очень мало до «Тверской». <…> Да, прошу прощения, у меня просто разрядился. Сейчас уже всё хорошо. Да, я сказала про «Тверскую». Да, очень быстро дотуда доезжаешь и… да. И поэтому вот как-то… И сразу попадаешь в самый-самый-самый центр. Вот. Поэтому мне там нравится.