Солосина Наталья Владимировна (1987). Фрязино

Истории, связанные с Измайловским парком. Традиция празднования окончания летней сессии студентами МГТУ им. Н.Э.Баумана: катания на тазах и строительные каски. Бабушки и баянист. «Народная дискотека» на пожертвования. Движуха в парке. Пожилые мужчины, которые играют в шахматы у Красного пруда. Чудаковатая соседка Раиса (00:00:00 — 00:07:50)

[Поскольку у нас есть план, то, соответственно, можно уже по нему и идти.]

Хорошо.

[Так удобнее. А если будут какие-то ещё вещи, я поспрашиваю отдельно. Ой, чёрт!]

Ничего страшного.

[Прости.]

Всё в порядке.

[Катание на тазах — это что?]

У нас рядом с домом общаги бауманцев.

[Это где?]

Это между метро «Первомайская» и «Измайловская». Там стоят два огромных дома. И там живут студенты Бауманского института.

[Адрес можно домов?]

Я могу посмотреть только.

[Угу… ну, неважно.]

Ну, они прям… прям у парка. Вообще у них окна выходят на парк. Вот. От нашего дома там три минуты идти. И у них есть традиция в конце летней сессии — где-то в 20-х числах июня — они катаются на тазах. Они привязывают жестяные тазы к каким-то транспортным механическим…

[В конце летней сессии именно?]

Да. К транспорту… И гоняют, короче, по улицам. Это треск там стоит… Последний год приезжает туда полиция, не даёт им это делать. Вот. Но они её всячески обманывают и всё равно катаются. Я слышала об этом. Я, по-моему, ни разу не видела вживую. Кажется, Женя видел. Но, как бы, это такой общеизвестный факт, притча во языцех: о, опять они катаются на тазах! То есть все знают, что это происходит. Я не знаю, происходит ли это на самом деле. И… Но видела каски. Тоже в конце летней сессии они такие покупают строительные каски и на них пишут то ли пожелания друг другу, то ли названия… имена преподов. Я не знаю, что они пишут. Но, в общем, они ходят в этих касках такие разряженные там по… по аллее, вдоль по… между парком и общагой. Вот. Про студентов — всё.

[Ну, то есть ты, как бы, новичок в этом районе? То есть ты не знаешь, когда это началось?]

Когда началось — нет, не знаю. Потому что мы переехали два года назад.

[И это всё, как бы, привязано, получается, к таким институционным штукам?]

Да. Да, это конец сессии.

[Соответственно, сразу возникает вопрос, что там за бабушки и баян в парке?]

А! Там у метро «Измайловская» — прям у выхода из метро… «Измайловская» — там у нас можно выйти в город — это если налево выйти. А если выйти направо — то выйдешь в парк. Потому что она сразу мимо парка. И вот там по субботам собираются бабушки с дедушкой-баянистом. Их несколько компаний. Они встают поодаль, чтобы друг друга не перебивать, и поют песни там какие-то такие, протяжные… поют. Я даже частушки немножко слышала. Я даже как-то записывала на видео… где-то у меня это видео лежит.

[А ты можешь это видео, как бы, дать?]

Я поищу.

[Классно. А это какой-то баянист местный, знакомый этим бабушкам?]

Я не знаю. Вот. Не знаю, когда это началось. Но я помню, что в 2004-м я начала ездить — потому что я ещё училась в школе и ездила на курсы в Москву — и я проезжала эту станцию в мае. И я помню, что они уже пели. В 2004-м.

[А в какой день мая? Скорее, 1-го Мая или, скорее, 9-го?]

Нет, они каждые выходные поют. Или даже, по-моему, по будням. Да. Потому что я ездила по будням на курсы — они пели. То есть как тепло начинается —  они выходят и по вечерам поют.

[По вечерам, да?]

Угу. Да, в темноте уже.

[А репертуар какой поют?]

Ну, что-то такое протяжное всегда. Мне кажется, авторское всё. Да, один раз у них были какие-то такие частушечные припевы — я прям их застала. Там мужики даже выходили — что-то выплясывали.

[Всё как надо.]

Ну да, это довольно так традиционно выглядело. Вот. Там тётушки лет… от 60-ти, наверно, и старше.

И там ещё было интересно — то ли мужчина стоял, то ли женщина, я не помню… стоял с магнитофоном. И задавал такую, как бы, ну… гулянье, я не знаю… дискотеку народную. И собирал деньги. Я, типа, здесь стою — вот, можете мне, как бы, такую дотацию, donation [прим. ред. — (англ.) «пожертвование»] дать за то, что я тут стою с магнитофоном. Кому не жалко. Это тоже там всё в парке было.

[Хорошо. Я не понимаю, а зачем она там стоит с магнитофоном? Она играет что-то на магнитофоне?]

Да, там звучала музыка. Мы обрадовались с Женей — потанцевали там что-то… хастл [прим. ред. — парный танец]. А она потом говорит: «Если можете, вот, помогите мне материально. По0тому что я тут стою и…»

[А это в какие дни?]

Это была, наверно, суббота. Но это было летом…

[Судя по всему, там весной и летом движуха по вечерам? В [парке] «Измайлово»?]

Да, у нас вообще всегда движуха в парке. Там в парке людей больше, чем в метро. Там катаются на лыжах, на велосипедах, на коньках. С колясками гуляют, бегают — мы сами там бегаем с Женей. Летом вот на этих… на лыжах на колёсиках, зимой на обычных там они шныряют. Мамы с детьми. Там влюблённые пары сидят целуются.

[А что там за мужчины, которые играют в шахматы? Это там же, да?]

Это да, у нас есть такой там Красный пруд — он так называется — и там вот… Как бы, сколько я туда ни прихожу, летом там всегда они играют, там собираются мужчины пожилого возраста. А рядом там спортплощадка — на ней всегда играют в волейбол. А зимой там моржуют. Там есть сходы и… я не была сама там на Крещение, но мне говорили, что на Крещение там люди опускаются туда.

[А что за Раиса Батьковна?]

[Смеётся]. Есть какая-то тётка, ну, как бы… Ей, наверно, уже около 70-ти, не знаю. Её зовут Раиса, я не помню её отчества. Она со мной дважды знакомилась, но она меня в упор не узнаёт и, видимо, готова познакомиться третий раз. Первый раз я встретила её у помойки. Я выходила… Я выбрасывала мусор, а она со мной стала… заговорила. Спросила кто я, сколько мне лет, чем я занимаюсь. Я не стала особенно ей рассказывать, кто я и сколько мне лет. И чуть-чуть изменила факты. Она говорит — ну а дети-то есть? Я говорю — нет, детей нет. «Ну, а когда? Детей пора уже!». Вот. Я поблагодарила её за совет, на этом мы радостно расстались. Я потом, летом… я танцевала в парке этим летом — у меня не было просто зала и погода хорошая. Я выходила туда с музыкой и там занималась своими всеми… растяжкой, всеми делами. И вот, я там стою, проходит она опять мимо. И снова начинает со мной знакомиться. Говорит: «Ой, как хорошо танцуешь. Приходи на выборы к нам — потанцуешь на выборах». И дальше говорит: «А сколько вот танцоры зарабатывают?». Я говорю: «Ну, все по-разному. От проекта зависит». «А то вот Волочкова [прим. ред. — Анастасия Волочкова — известная российская балерина, танцовщица]…» — и дальше она начала про Волочкову что-то мне рассказывать. Ну, я её периодически… Я внешне теперь её узнала. Я её вижу, периодически, во дворе — она в нашем дворе живёт. Но стараюсь особенно не светиться, чтобы третий раз с ней не знакомиться. 

Соседские отношения. Организованный обмен ненужными вещами, объявления в подъезде. Знакомства на пробежках в парке. Предупреждения о диких собаках. Про криминальную обстановку и измайловскую мафию (00:07:50 — 00:16:04)

[Получается, что у вас тесные соседские отношения?]

Да, у нас довольно… в подъезде мы здороваемся с некоторыми. Ну, мы обычно здороваемся с Женей, да — и с нами здороваются. С соседями… Вот соседка напротив, например, она… да, у нее, когда муж умер… Она шла по улице, поздоровалась со мной — тут же остановилась и сказала вот, что умер у неё муж, и заплакала. И меня это удивило: что так… Мы с ней, там, только «здрасьте-здрасьте», и она вот так поэтому...

[А вообще дом этот старый?]

Наш — нет. Наш где-то [19]80-х, наверно, годов — потому что блочный такой, 8-этажный. Но там много своих жителей, коренных. Там, я не знаю…

[Как бы ты определила коренных жителей?]

Ну, есть, например, тётушка этажом выше, которая ко мне заходит. И она что-то говорила про то, что она… «Я тут давно живу». Она заходила сначала — попросила нас с Женей, чтобы мы не мылись в душе после одиннадцати. Потому что шумит вода, она не может уснуть. А я сказала ей, что мы постараемся сделать всё возможное, но мы приходим иногда в двенадцать только домой. И нам хочется помыться и в туалет сходить — мы ничего не можем сделать. Вот. И она потом ещё заходила. Она очень вежливая. Спрашивала, есть ли у нас горячая вода. Ну, что-то такое она сказала — я поняла, что она давно живёт в этом доме. Когда мы сняли только эту квартиру, то наша хозяйка знакомила нас с вот этой вот женщиной — у которой муж умер. Она прям сказала, что вот это вот, ну, как бы… она тут будет поглядывать за порядком. Просто знайте её в лицо. Есть парень внизу под нами, который выгуливает собаку. У него мама там живёт. Я не знаю, больная, может быть, она — не может ходить. Но он сказал, что там живёт его мама, а он только приходит выгуливать собаку. Мы его регулярно встречаем с собаками, здороваемся с ним. Знаем, где он паркует машину. Мы обычно вечером, когда ищем, куда припарковаться, Женя говорит: «О, вот Илья стоит — наверно, сейчас уедет. Сейчас выгуляет собаку и уедет».

[Получается, все всё друг про друга знают?]

Ну, многие. То есть, нам было… мне было интересно, что за соседи за стенкой. Я узнала, что это Бауманский преподаватель — мальчик. И второго соседа я не знаю. Но с этим бауманцем мы здороваемся, мы общаемся, иногда едем в метро вместе в центр. Мы же выходим вместе из квартиры и понимаем, что мы оба едем на Бауманскую, например. Он играет на басу — я его слышу через стенку. Мы уже [в социальной сети] «Вконтакте» связались. Есть дедушка на первом этаже, который там стоит курит на лестничной клетке и всегда спрашивает меня, как дела, когда я иду пешком по лестнице. Ещё у нас в подъезде любят выкладывать вещи: книги там… Я тоже иногда выкладываю. Косметику ставим, если кто-то попользовался чуть-чуть там — не пошло. Какие-то календари. Кто-то одежду выкладывает. Какие-то статуэтки. Ну, в общем, вот такое всё.

[И берут, да?]

И берут, да. Кто-то выложил — кто-то забрал. Такой бук-кроссинг и всего на свете.

[А почему объявление про французский сняли?]

А вот не знаю. А им, наверно, не понравилась манера, в которой я написала. Я в такой шуточной. Сказала, что «В вашем доме поселилась молодая обаятельная преподавательница французского. Если «Вам» нужно, обращайтесь. Вот телефон». И кто-то — раз! — на следующий день снял.

[Ты думаешь, это как бы… полиция нравственности практически?]

Похоже, что да. То есть вряд ли я кому-то тут конкурент особый. Но вот нет, нельзя было. А вот, когда мы кресло хотели отдать, я подробно расписала [в объявлении] габариты кресла, всё… Оно висело там месяцы. Я потом — мне уже самой надоело, что оно висит, кресло никому не надо, — и сняла.

[Пей чай.]

Угу. Какие-то ребята живут у нас внизу, в этом… в подвале. То есть, там нежилое помещение, но какие-то то ли казахи, то ли что. Есть мальчик какой-то такой кавказской наружности. Я с ним ещё не знакома лично, он нам желает спокойной ночи всегда, когда мы в лифте вместе едем вечером. Вот с ним какая-то бабушка общалась с первого этажа. И, видимо, он тоже здесь давно, потому что она как-то ему там — «Саша, Саша», — так очень панибратски с ним.

[А у вас гастарбайтеры ещё живут, да?]

У нас живёт кто-то из таксистов, по всей видимости, потому что Яндекс-такси ночью машина стоит прямо вообще у подъезда впритык. И Женя считает, что кто-то там из таксистов, видимо, здесь.

[А отношения с гастарбайтерами нормальные, если они там есть?]

Да, да, у нас никаких… У нас есть какая-то шпана, на каком-то… типа, 4-м этаже. Пару раз они меня прям напугали, потому что… Один раз прям были какие-то шумы и крики до четырех утра, а я в ту ночь ночевала одна — Женя уехал. И мне было очень не по себе. Почему, а потому… Почему — я расскажу потом, когда буду рассказывать про Волгоградский проспект. И недавно тоже какая-то женщина шумела. Мне кажется, что по пьяни там её выгнал из дома парень — не пускал, и она кричала ему: «Открой!» — там, что-то такое. Но это не на нашем этаже.

[Понятно. А что там про диких собак, которые бегают по парку?]

А это я много читала про Измайловский парк. Мне было интересно. И вот одно из интересных: я прочитала, что, якобы, есть какие-то дикие собаки. Их надо остерегаться, особенно, в тёмное время суток.

[Ну, и рассказывают про них что-нибудь?]

Нет. Не знаю. Больше ничего не знаю.

[То есть, местные не пугаются?]

Нет. Я один раз… со мной парень в парке познакомился. А, я вообще знакомлюсь в парке, да, много. То есть, один раз я заблудилась… А он бежал — он на пробежку выбежал. И я сказала: «Я заблудилась. У меня сел телефон». Он говорит: «Ну, побежали вместе, пошли». Вот. И мы так и познакомились. А второй раз я побежала на пробежку вечером.… Было темно. Я собралась на пробежку — выхожу и понимаю, что как-то очень темно. И мне как-то не по себе одной забегать в лес — там особенно фонарей нет. Думаю: «Ну, ладно, сейчас чуть-чуть вот пробегу — и домой вернусь». И тут я забегаю и вижу, что какие-то ребята — прям я их догнала — бегут передо мной. Я подбегаю, говорю: «Можно к вам присоединиться? Мне страшно». Они говорят: «Давайте». И мы втроём побежали. И мы потом общались всё это время. Потом обменялись телефонами. Вот. Оказалось, что они там бегают в парке.

[Вообще какие-то истории рассказывали про маньяков?]

Про извращенцев что-то слышала — что, якобы, там бывают… ночью, ранним утром — в Измайлово. Но я не была ранним утром в парке. Поэтому… не знаю. Не слышала про маньяков. А вообще, это самое… Гольяново у нас считается более таким криминальным районом. Но Гольяново на севере — оно от нас, как бы, отделено Щёлковским шоссе. И там даже экология другая. Ну, так говорят — что воздух хуже. А, про… я читала… но это тоже я только читала в Интернете — про измайловскую мафию. Про Антона… Антон Измайловский [прим. ред. — возможно, Антон Малевский], что ли… так его звали? Короче, какая-то группировка [прим. ред. — Измайловская организованная преступная группировка — группировка, возникшая в Москве в середине 1980-х годов. Одна из крупнейших и старейших в городе]. И про неё даже шутят иногда «Вконтакте» — там, если какой-то ларёк где-то закрыли — «А, это опять, видимо, измайловская мафия».

Неофициальные названия: Щелковская — «Щелчок». «Сквер молодоженов» перед ЗАГСОМ. «Семейный дворик». Пруды в Измайловском парке. Олений пруд — Официальное место пикников (00:15:29 — 00:19:23)

[А нет каких-нибудь специальных названий Измайлово? И у парка какого-то местного названия нету?]

Нет. Не знаю.

[Типа Орехово-Борисово местные называют «Орехово-Горохово».]

[Смеётся] Какая прелесть!

[Или просто «Горохово».]

Нет. Не слышала. Просто не слышала.

[Ну, там, не знаю, Шереметьево — «Шарик».]

Так, ну, а что у нас может быть…?

«Щелчок» — [метро] Щёлковская. Ну, это вроде известная такая вещь. Нет?

[Я не знала.]

Да, Щёлковская — это «Щелчок». «На Щелчке». «Откуда ты едешь?» — «Со Щелчка». Или «Где стоишь в пробке?» — «Да на Щелчке — только отъехала на автобусе». Потому что мои родители живут во Фрязино, и маршрутки во Фрязино ездят от Щёлковской. Поэтому я… если домой еду, то одну остановку на метро, а дальше автобусом.

[А что там у нас про свадьбу?]

А, это у меня друзья женились. У него такая очень комсомольская простая-простая свадьба. Девочка сама из Череповца, она филолог. А мальчик Литературный институт окончил, он местный. Он родился в Измайлово, только поближе там к Щёлковскому шоссе. И вот они в ЗАГСЕ отмечали, который рядом с нашим домом, — в смысле, там расписывались. И, я помню, всё было очень просто: у неё не было букета, там специального костюма… она сделала букет из одуванчиков и кидала его через себя назад. Нам, девчонкам. У нас есть такой Сквер молодожёнов прям перед ЗАГСОМ. Он так и называется — там так написано: «Сквер молодожёнов». Там есть такой мостик декоративный с деревом, с этими… с замочками, всей этой… 

[А, ну, то есть, она сама придумала бросать одуванчики?]

Да. И ещё у нас есть какая-то… аллея… как же? Семейный дворик такой — тоже надпись такая. В одном из дворов. «Семейный дворик». Где-то между 10-й и 11-й Парковой [улицей].

[А кто сделал эту надпись?]

Не знаю. Это прям была выкована — не самодельная, а прям такая.

[А вот интересно, этот Парк молодожёнов — он как-то используется молодожёнами, кроме этого одного случая?]

[Как] сквер.

[Сквер. Туда ходят как-то?]

Ну, вообще, если я вижу там лимузины, то они просто подъезжают к ЗАГСУ и уезжают. Я не видела, чтобы там гуляли. А, нет — один раз фотосессию я видела, да. Там обычно просто бабушки гуляют с собаками. Такой… [смеётся].

[То есть не освоено, получается?]

Молодожёнами нет. А собаками — да. [Смеётся]

[А что такое Олений пруд?]

А вот у нас очень много водоёмов в парке. И я про них тоже читала. Там есть Лебедянский пруд. Я на нём клип снимала. Зимой. На льду — мне нужен был… замёрз[ший пруд]. Есть Красный пруд. Вот Лебедянский — он у дороги, у Шоссе Энтузиастов. Красный там — по центру, где дедушки в шашки… в шахматы режутся. А есть такой Олений пруд. Там уже всё высохло, и пруда нет — это просто яма. И это официальное разрешённое место пикников. У нас по всему парку есть только два места, где можно ставить мангал. Одно из них мы с Женей нашли на карте, но не нашли вживую. И мы сомневаемся, что там можно. А другое — это вот этот Олений пруд. Он прямо у Главной аллеи. То есть, тоже у дороги. И мы там отмечали мой день рождения два года назад, там было полно народу. Там вот, собственно, заходишь — и весь этот котлован усеян людьми, мангалами. Там где-то ещё Собачий пруд — тоже, кажется, высох. То есть он есть на карте, но если дойти, там нет ничего уже. Всё.

Волгоградский проспект. О жизни в районе. Слухи про завод «Микоян» (00:19:25 — 00:23:00)

[Хорошо. А что там про Микояна?]

А, это уже не Измайлово — это мы переносимся на Волгоградский проспект. Так.… Надо, наверно… В общем, мы туда переехали, потому что иска… вернулись из Израиля и не знали, где в Москве жить, в каком районе. И так получалось, что я работала в ДК на Мельникова [ул. Мельникова, 7с1] — там, где… ну, «Норд-Ост» [прим. ред. —теракт на Дубровке, октябрь 2002 г.], — знаменитый ДК. Вот я там вела танцы, ходила на танцы. И как-то вот Женя [предложил]: «Давай рядом с ДК тогда, что?» И мы нашли эту квартиру. У самого-самого начала улицы Талалихина. Я подумала: «Как романтично, красиво — старый дом кирпичный, 4-этажный». Такое всё прям — как по Блоку… Ещё какой-нибудь… поставь рядом кирпичный завод. А прямо через забор у нас «Микоян» завод. Колбасный. И дальше вся эта романтика — она омрачилась тем, что мы оттуда съехали, потому что Женю избили в подъезде. То есть за ним шла шпана какая-то… это было 7 декабря. Непонятно зачем, что им нужно было. Они ничего не отобрали даже. Они просто его ударили в нос, он закричал, они толкнули его и убежали. Мы вызывали потом участкового, он смотрел камеры, по камерам сказал, что «это не наши — я их не найду». Всё. И я сказала, что мы в этом месте жить больше не будем. Мы распрощались с хозяйкой и срочно нашли квар… ну, съехали. А когда стали искать, куда съехать, то, собственно… так получилось, что на тот момент я работала на Первомайской, и Женя там репетировал. В общем, мы переехали.

[Понятно.]

Так вот, «Микоян». Есть слухи, что там пахнет свиным салом или жиром… То есть я тоже об этом читала.

[Около завода?]

Да. Что если едешь, там, сверху по эстакаде, то вот эти запахи распространяются. И очень многие люди пишут, что им некомфортно жить. Я не чувствовала запахов. Что там? А, ну с хозяйкой было интересно, что она… Когда прежние жильцы там жили, — они пол в ванной зацементировали. И она говорит: «Были такие хорошие жильцы. У них, наконец, дочка там, ребёнок родился. Они разродились в этой квартире, поэтому она таким светлым ореолом помечена — может, у вас что-нибудь хорошее там произойдёт». Ну вот, у нас плохое произошло.

[Понятно. А какие-нибудь ещё слухи про «Микоян» не рассказывали?]

Ну, я просто очень много читала. Про то, что там… Скотопрогонный переулок есть такой, — там, значит, действительно гнали скот и убивали. А… Ну, как-то такое, да, нехорошее у людей впечатление, что рядом…

[То есть не любят?]

Да. …со свиноперерабатывающим заводом они живут. Там кладбище рядом.

[А что про кладбище рассказывали?]

Про кладбище ничего не знаю. Просто я мимо проходила и даже гуляла там. То есть оно примыкает к заводу.

Страшилки из детства. Антибыличка о том, как мама с подружками вызывала духов (00:23:00 — 00:25:34)

[Хорошо. Скажи мне, когда ты поступила… Вот, смотри… Давай так. Вот, когда ты родилась, — в своём Фрязино, — ты в детстве какие-то страшные истории слышала?]

Так, я про это не думала. Это мне надо сейчас вспоминать. Ну, я читала, понятно, страшилки… Григорий Остер.

[Ну, это понятно.]

Брат мне рассказывал. Он меня на 8 лет старше. И мы спали в одной комнате, и он мне всякие истории придумывал на ходу. То есть, я… маме говорили «спокойной ночи» и шли в комнату, и он мне начинал всякие рассказывать-рассказывать. Заходила мама, говорила «спи давай», «спите давайте». Но это были скорее приключенческие, потому что он читал Стивенсона там, Конан Дойля… Может, он, действительно, просто пересказывал мне, я не знаю. Но мне было очень интересно. А страшилки… Мама рассказывала страшилку. Но это такая псевдо… «антибыличка», наверное. Как они в студенчестве с подружками ночевали на даче в доме у одной из них и вызывали духов. А тут мама этой подружки решила проверить, почему девочки притихли, — вроде, ещё рано спать, не время. И она пошла со свечкой наверх. А они такие говорят: «Дух, ты здесь?». И тут открывается дверь, и заходит эта… появляется мама в белой длинной рубашке. Они испугались, завизжали, закрыли эту дверь. Они решили, что реально дух пришёл. А она не поняла, что происходит: они визжат, а она войти не может.

[А всякие там… отравленная красная плёнка… Не рассказывали?]

Нет.

[Красные очки? Отравленные джинсы? Иголки в поручнях? Опасные… отравленные жвачки?]

Нет, не было такого.

[Нацисты, похищающие детей на день рождения Гитлера? Кража почки? Чёрная машина, ворующая детей?]

Не знаю, я просто слышала… Я, конечно, их слышала и, как бы… тоже то ли от Остера, Григория Остера, то ли ещё чьи-то детские книжки, где были там…

[Но в живом бытовании не пугали?]

Что?

[В живом бытовании таким не пугали?]

Нет. Нет. Да, как-то у нас было… более рационально всё. В семье, по крайней мере.

[А во дворе?]

Нет, так не помню. Если вспомню, потом напишу.

Легенды МГУ. Подвалы под ГЗ. «Метро-2». Суициды на факультетах. Легенда про комсомольский патруль. Двери между корпусами (00:25:35 — 00:35:12)

[Хорошо. А вот ты поступила в МГУ, да?]

Да.

[Слышала ли ты легенду… какие-то истории про МГУ слышала?]

Такого именно легендарного типа, вымышленные?

[Ну как легендарного? Ну, вот, например, истории, что на самом деле под ГЗ [Главное здание МГУ] есть такие очень глубокие подвалы…]

А, да, конечно. У нас… что там лежат…

[В каком году ты поступила?]

В [200]4-м. Что там очень холодно, и там какой-то то ли реактор, то ли там какие-то холодильные камеры. Как бы не… вот это «второе метро», которое от Арбатской идёт, — как бы оно не до ГЗ доходит. Может быть, я сейчас напридумывала, но кажется, что такое тоже было, да.

[То есть, «второе метро» — «Метро-2», ты имеешь в виду?]

Да.

[От Арбатской до ГЗ?]

По-моему, да. Ему же надо где-то находиться… Где, как не в ГЗ…

[А почему? Не объясняли?]

Я не по… Ну, типа здание государственного значения: мозги и все дела.

[А про секретный завод под ГЗ не рассказывали?]

Нет, секретный завод… не слышала ничего.

[А про неработающие воздухосборники?]

Нет, тоже не знаю.

[Хорошо, а, значит… А что ещё рассказывали про «Метро-2»?]

Ой… я не знаю.

[Ну, можешь вспомнить хоть, в каком контексте это говорили?]

Я, наверно, даже читала…

[У меня, например, муж первый учился на биофаке МГУ. Они просто искали его.]

Искали прям, спускались? А!

[И был какой-то, конечно, там «знакомый знакомого знакомого», который, якобы, заблудился в подвалах ГЗ, долго-долго-долго шёл и вышел к метро Проспект Вернадского.]

Ого! Нет, по-моему, это невозможно, потому что там… Я же спускалась на цокольный этаж. Чтобы, например, от корпуса «Б» до корпуса «В» дойти через двор, надо спуститься на этаж ниже уровня земли. Но там дальше всё перегорожено, и туда просто не пускают никого. Там можно… если куда-то ещё идти.

[Ну, не так просто найти «Метро-2».]

Да.

[Что ты думаешь — оно просто приглашает всех зайти? А что рассказывали ещё?]

Про ГЗ…

[А вот эти вот слухи про «второе метро», как ты выражаешься — ты слышала в живом бытовании? Ну, то есть от людей?]

Не помню. Может быть, читала. Не помню.

[Хорошо. А, например, истории про строительство МГУ какие-нибудь знаешь?]

Ну, я знаю, что там [19]53-й год и куча людей полегло — как обычно при Сталине. При строительстве. И то ли они хотели успеть… успеть достроить. Не успели к его смерти. Что-то я такое… путаница у меня в голове, но что строили с [19]49-го по [19]51-й  [год] — я это помню. По там… [19]53-й. Потому что это наверху написано. Много фотографий видела, где там люди копают землю. Чёрно-белых.

[А ты знала, что это зэки?]

Нет. Этого я не знала. Ну… можно предположить.

[Не задавалась этим вопросом, кто там?]

Кто эти строители, которые сидят на этом кране? Да, даже не задавалась. 

[А ты слышала легенду о сбежавшем заключённом?]

Нет. Интересно! [Смеётся]. История об этом. Там даже видео где-то можно поискать, как парень на парашюте выскочил из окна то ли Зоологического музея… да, по-моему, — музея, который находится на 28-м этаже ГЗ [прим. ред. — Музей землеведения МГУ]. И, вроде, как-то он приземлился даже нормально. Я видела кусок этого видео. Может, он вдохновлён просто. А… А! Вот что — много я слышала историй. Ну, они, видимо, реальные. Прям совсем реальные. Что выбрасывались люди из окон: философский факультет любит выбрасываться, физический и мехмат.

[А почему?]

Очень… Ну, философский — там, наверно, понятно. А вот почему физфак и мехмат? Говорят, что очень просто сложно учиться, и у них начинаются какие-то… Что-то такое в голове. Ну, я могу понять. Я когда вижу, как мой муж рассуждает на какие-нибудь… не рассуждает, а как он считает в голове со скоростью, быстрее калькулятора… и как его однокурсники точно так же там выстраивают причинно-следственные связи, — всё понятно. А, ещё на физфаке, говорят, что очень активная студенческая жизнь. Очень много всяких… и студсовет, и студсоюз… У них всё праздники, они ходят в лес на посвят [церемония посвящения в студенты] и что-то… Ну реально, постоянно что-то происходит. И мне сказали, что это потому, что, опять же, на физфаке большое количество самоубийств. И, чтобы студентов отвлечь от учёбы, вот их так много-много загружают всякой культурно-общественной жизнью.

[Класс. А про… ты жила в общаге же, да ведь?]—

Да. В ГЗ. Пять лет.

[Там легенду о девушке, которая выставила своего поклонника на такой балкончик и варианты разошлись, что, якобы… ну, что якобы… Нет, эта часть правдива точно: что были дружины нравственности, которые проверяли, не ночуют ли парни в общаге девушек и наоборот. И она, услышав, что приближается этот патруль комсомольский, она выставила своего ухажёра на… Нет?]

Потому что она… И он говорит: «Нет, там никого нет», — и она испугалась, что парень просто свалился и… И она так выдала, что ли, его… наверное, я не знаю.

[Да, вот. Расскажи всю историю.]

Ну, да, да, что… Ну, я не знаю…

[В каком варианте ты её знаешь?]

Я не уверена, что это с ГЗ связано. Но я её точно слышала, да. Что девушка спрятала возлюбленного своего — он вышел там на парапет за окном. И заходят ребята, говорят: «Проверь, что за окном». Она испугалась безумно, что его сейчас там найдут. Тот выглядывает, говорит: «Нет никого за окном». Она говорит… воскликнула: «Как это может быть?» Ну, типа на воре и шапка горит. Ну, а дальше я не знаю. Я не знаю, он её…

[А где ты слышала, не знаешь?]

Нет. Но слышала точно.

[Ну, это на… как сказать? Те, кто учились на филфаке лет так на 30 пораньше, хорошо знают эту историю. И, якобы, значит, там были другие детали, что… Ну, то есть, как бы, был комсомольский патруль, поэтому она спрятала — им выговор грозил. И в патруле был знакомый, который решил её спасти, поэтому он выглянул и сказал, что никого нет. А она не просто упала в обморок, она умерла от страха. То есть две версии: она вскрикнула и выдала всех, как бы. И загремели все трое: он, она и друг. А по другой, как бы, [версии]… то, что она умерла от разрыва сердца, подумав, что он упал.]

И никто не знает, на самом деле, что там было?

[Я знаю ещё одну версию: о том, как парень и девушка… как, соответственно, тоже про ГЗ. Как якобы общаги женские и мужские когда-то так… часть коридора была мужская часть — женская. И окна двух комнат — мужской и женской — они, как бы, имели общий парапет. И, соответственно, из мужской комнаты во время патруля выставили девушку, а из, соответственно, женской выставили парня. Они там стояли на балконе… ну, на парапете там… не знаю, два часа — пока шёл шмон. Ну, и познакомились — и поженились после этого.]

Ой, какая прелесть! Ну, про поженились — у меня девочка, подруга, переезжала в ГЗ и встретила… попросила парня вещи понести. Ну, и вот так они тоже поженились. Потом, я помню, как все смотрели Чемпионат мира по футболу — это был год где-то примерно [20]11-й какой-то, наверное, [20]12-й… И мы тащили вещи, потому что меня переселили в другую комнату другого корпуса. И мы через весь двор тащили мои вещи — я и мой друг — и из окон было слышно, как все смотрят Чемпионат. Что-то мне такое запомнилось.

А ещё… Наверно, это не очень сверхъестественная вещь, но про неё много говорят. Есть дверь между корпусами «Б» и «А», например. То есть их разумно придумали — что есть двери. Но не на всех этажах. И можно попасть из корпуса «А», который только учебный (там ректорат, факультеты), в корпус «Б» (где только общаги), не только спустившись на 2-й этаж — но и есть дверь где-то там на 16-м этаже. Она реально есть, и раньше она была открыта. И Женя мне рассказывал, как он в шлёпанцах ходил на лекции, потому что он просыпался, просто шёл по коридору и попадал на мехмат. А потом её закрыли. И ещё была дверь у нас между [корпусами] «Г» и «Б». Я жила в «Г», и у меня подруги оставались ночевать, потому что они проходили в «Б» по студаку — туда можно просто по студаку войти. Проходили через эту открытую дверь и оставались у меня ночевать. А в «Г» надо было проходить по специальному удостоверению.

[А почему закрыли?]

А, видимо, просто камеры были, и они как-то вычислили, что народ ночует.

[Понятно. А что ещё рассказывали про МГУ?]

Ммм… Надо, наверно, мне брата поспрашивать. Он на физфаке учился. На 8… на 8 лет старше меня. Не знаю.

Принадлежность района Измайлово городу. «Рабоче-крестьянские» районы: возле завода «Микоян» и Новогиреево. Щукинская — интеллигентный район (00:35:15 — 00:38:00)

[А жители района Измайлово, кстати, как говорят: «ездить в Москву» или… «ехать в центр»?]

«В центр», да. У нас центр.

[«Ехать в Москву» не говорят?]

Нет, нет, «ездить в центр». Это было… Он стал городом — наш район — где-то в [19]35-м году, я читала. Там до этого были деревни — там же лес и тут вотчина Рома… этих, Романовых. В общем, да, такой был район.

[А вотчина Романовых — ты читала или ты слышала устно?]

Это я читала.

[А что местные жители рассказывают?]

У местных не спрашивала.

А вот про… местных… Я… с «Микояном». Когда мы… А, и потом про Новогиреево ещё скажу. С «Микояном». Когда Женю избили, мы вызвали полицию, и мы вызвали «скорую» сразу. Едем мы на «скорой»… Садимся в машину, и нам этот… врач говорит: «Ребята, что вы здесь делаете? Почему вы вообще живёте в этом районе?». Я говорю: «Ну, не знаю… мне понравился дом». Сказала: «Он из красного кирпича». Он говорит: «Вы понимаете, что дом напротив — одни сплошные наркоманы? И что это рабоче-крестьянский район? Вам надо валить отсюда поскорее». Вот, это я запомнила, [что] он сказал.

Ещё у меня есть подруга, которая живёт в Новогиреево. Она родом из Ельца, но они купили с мамой квартиру в Новогиреево и уже там… лет 10 назад они переехали в Москву. И вот мама живёт в одной, там, квартире с новым мужем. А девочка — в другом. Она преподаёт детям ритмику. И она говорит, что дети на Щукинской — она на Щукинской сейчас ведёт — кардинально отличаются от детей в Новогиреево. Она говорит: «прям сразу видно, что это [Новогиреево] рабоче-крестьянский район. А на Щукинской такой интеллигентный — там дети профессуры, все дела». Вот ей намного больше нравится работать на Щукинской.

[А почему разница?]

Она говорит, ну, вот разница в воспитании чувствуется. Кто на Щукинской живёт и кто в Новогиреево — это вот как интелли… она говорит — как Европа и Россия. Вот она так сказала. Я говорю: «Ну, а жить ты хочешь где?». Она говорит: «Жить хочу в России». [Смеётся]. То есть ей нравится в Новогиреево — что он такой… уездный такой райончик.

[А в чём вот уездность проявляется?]

Ну, она тоже ходит бегать в парк. В Кусковский только парк. Хороший вопрос. Не знаю. Она сама такая «уездная» очень девочка. В хорошем смысле слова. Ну, например, я у неё как-то ночевала, и я не могла ключом открыть дверь. Её мама пришла и принесла мне ключи. Мама живёт там в получасе ходьбы. Ну, то есть, так всё — как-то по-свойски.

О любви к архитектуре района. «Измайловские бани» — ориентир и знаковое место для местных жителей.   Ощущение локального сообщества. Привычное и приятное по жизни во Фрязино. Много местных. Нет «модного московского» (00:38:00 — 00:44:23)

[А у вас там… реновация затронула Измайлово?]

Говорят, что затронет. Но нас пока не ломали с нашей стороны — с Щёлковского шоссе. Да, да, ходит… Одна моя знакомая собралась покупать квартиру, и она как раз… высчитала, какие дома будут рушить — вот, чтобы покупать в том, который точно останется. Потому что жители Измайлово очень ценят — коренные [жители] — ценят эту старую архитектуру. Мы, собственно… почему так нам нравится жить — нам нравится архитектура.

[А в чём интерес к этой архитектуре?]

Ну, там… я не имею в виду «хрущёвки», которые, скорее всего, разрушат. А там есть у нас Измайловские бани, например, — на 6-й Парковой [улице]. Это такой 3-этажный дом с колоннами. Там реально бани, и они известные. Например, про бани знают люди, которые уехали уже из Москвы. Я была… навещала брата, он сейчас живёт в…

[Но это реальные бани?]

Настоящие бани, да.

[А там люди моются?]

Да. Сауны, бани, солярий.

[А кто ходит? Местные жители?]

Я думаю, что ходят местные. Потому что бани работают — там висит вывеска, все дела. Я в прошлом году ездила брата навещать — он сейчас живёт во Франкфурте-на-Майне [Германия]. И познакомилась там с семьёй русской: папа, мама, дочка, сын. Дочка, сын — им по 30 лет, примерно. И они, такие, говорят: «Мы москвичи, все дела». Я говорю: «А вы откуда из Москвы?». Они говорят: «Мы с 6-й Парковой». Я говорю: «А я — с 7-й!». И они говорят: «Ну что, бани-то ещё стоят?».

[Такой важный момент идентичности?]

Да. То есть, для них бани — это место, да.

Потом, у нас есть ДК «Строитель» — очень красивое [здание], тоже старое такое, с колоннами. Там сейчас всё… плохо всё в этом ДК. Один коллектив и тот… Люди говорят, что… А, я, там, маникюрщицу свою спрашивала: «А что Вы про ДК «Строитель» слышали?» Она говорит: «Да ничего. Обычно прохожу мимо — ощущение, что там вообще ничего не происходит. Что какой-то замок стоит, и там ничего нет». Ну, то есть, там… там сейчас есть, но очень так… не очень активно идёт культурная жизнь. Из таких объектов культурных… У нас на въезде — вот прям, если ехать от Партизанской, — очень красивые два дома. С двух сторон дороги. Такие симметричные. С башенками. Новый жилой комплекс там есть — левее этих домов, у… у вот озера. Как бы… у круглого. И как бы…

[Сейчас ты будешь рисовать мне специальную карту.]

Хорошо. И когда я водила… могу говорить дальше, да?

[Да.]

Когда я училась водить, то мой инструктор, когда мы ездили там, — он мне сказал, что в одном из этих домов живёт Катя Семёнова. Певица.

[А про эти Измайловские бани что-то ещё рассказывают?]

Ну, они ориентиром служат, по крайней мере. Если я спрашиваю, там… парикмахера своего спрашивала, как туда-то пройти — там, где ателье найти. Она говорила: «Ну, вот от Измайловских бань пойдёшь туда-то, туда-то». Или, там, она мне… сказала: «Вот мы переехали — наша новая парикмахерская напротив бань». То есть есть бани, есть ЗАГС, есть трамвайные пути, но они по всей улице идут. Есть памятник… Холодно, да?

[Шум, скорее.]

А, шум. А, есть памятник у нас каким-то космонавтам [прим. ред. —  видимо, речь идет о скульптурной композиции «Космос» (другое название — Монумент «Первый искусственный спутник Земли») на Сиреневом бульваре.]

[Рисуй ментальную карту своего Измайлово — так, как ты его представляешь. Если можно, говори ещё какие-нибудь места, которые являются ориентирами для местных жителей.]

[Запись прерывается.]

Что мне нравится в нашем районе — это такая вот… Ну, именно есть сообщество, действительно. Я это очень люблю. Потому что во Фрязино, где я выросла, все друг друга знают. И с моей мамой все здороваются, потому что она учитель в школе.

[Потому что тебе это нравится.]

Да, я привыкла, что это приятно, когда ты выходишь из дома и здороваешься с людьми со знакомыми. Что у меня есть сапожник, который всегда чинит мои туфли, что у меня есть мой парикмахер там, что… и моя маникюрщица и продавец овощей, который меня знает… и орехи нам на ярмарке всё время отдают по скидке, потому что продавец орехов Женю обожает и он ему всё тоже отдаёт. И мы с ними здороваемся всегда.

[А во Фрязино сколько людей живёт?]

50 тысяч [человек]. 55 [тысяч человек].

[И тебе нравится поэтому так жить в Измайлово?]

Да. Вот именно эта черта, что как-то… текучка не очень большая. Есть ощущение, что она… довольно стабильный состав там людей. Там мало, по-моему, приезжих. Мне почему-то кажется, что там, в основном, местные. Там очень много мам с детьми гуляет. Старушки какие-то. Ну, как-то так — уютно. Нет такого этого… такого модного московского…

[Чего?]

Ну, как бы… Я приезжаю, например, на Тверскую [улицу], и мне кажется, что я в другой город попала. И город, который мне не нравится. Или… Ну, вот, я фитнес там вела в прошлом году — и мы тоже… мы знали, кто где живёт. Девочка говорила одна: «Я там…». Ну, я не помню, как эта улица называется, но могу её нарисовать [смеётся]. Вот. Другая про реновацию сказала. Третьи меня до дома подвозили. Они говорят: «Ты где живёшь?» — «На 7-й Парковой.» — «А, ну, мы тебя подвезём». Все понимают, где это находится. Школ много. Женя сейчас там в школе раб… ну, он официально работает в другом месте, но он по субботам ведёт кружок там тематический. Так, карту, да?

Ментальная карта. Депо метрополитена. Парковые улицы. Продуктовые магазины и «Измайловская ярмарка». Много про кафе. Бабки выходят из парка по воскресеньям. Спортивная площадка под окнами дома. Распространение флаеров с рекламой своих услуг (00:44:23 — 01:01:55)

Пусть будет вот так, тогда здесь север-юг.

[И напиши свою фамилию. И напиши, что это Измайлово.]

Так, я поставлю НВС. Карта района Измайлово. А, у нас же три Измайлово. У нас есть Северное, Западное и Восточное. Южного нет.

[Ты в каком живёшь?]

Я, наверно, в Западном живу. Северное, Западное и Южное, Южное Измайлово. Нет, или Восточное? Северного, наверно, нет. Блин, их три! Их точно три. Или я живу в Восточном? Вообще, я живу в центре. В самом центре района. Так вот. Потому что Измайлово заканчивается здесь — здесь начинается парк, а дальше это уже район Перово-Новогиреево. А здесь — Соколиная Гора. Тут Гольяново. А, недавно газету взяла — называется «ВАО». В библиотеке взяла. И там написано, что… в этом «ВАО» пишут про Измайлово, Гольяново, Сокольники… Перово, Новогиреево. Так, Измайловский парк. Тут пускай будет Гольяново. Гольяновский пруд — есть, кстати, такой.

[А Гольяново как-нибудь не называют?]

Гольяново? Нет. Ну, только так, поводят носом — говорят: «Ну да, там же криминал». Хотя, сейчас, вроде, там нет криминала. Но какая-то вот старая память с 90-х годов — она такая неприятная. Там есть ещё какая-то промзона. Вот здесь идёт Щёлковское шоссе. Щёлковское шоссе. Тут метро… пусть будет здесь вот, метро «Щёлковская». Вот здесь метро «Первомайская». А, про депо интересно!

[М?]

Про депо. Дело в том, что здесь находится метро «Измайловская», которая раньше называлась «Измайловский парк». «Измай-лов-ская». А нет, нет — вру! Она так и называлась «Измайловская». Вот эта называлась «Измайловский парк». А потом её переименовали в «Партизанскую» несколько лет назад. Потому что была путаница, и все люди всё время путались, где: потому что это «Измайловский парк», это «Измайловская», — всё Измайлово одно сплошное. Где выходить? Иностранец один раз вышел у нас. Потому что он собирался в эти гостиницы — «АБВГДейка», так называемая [гостиница «Измайлово»]. Там [корпуса] Альфа, Бета, — вот эти все высотки, которые на [метро] «Партизанской» находятся. Он думал — на букву «П». Он вышел на Первомайской. Он говорит: «Где гостиница?». Ну, Женя мой сразу понял, что он искал не то, и отправил его на две станции обратно. «Партизанская». Так. И на «Измайловской» находится старое депо. Я не знаю, уходят ли туда поезда. По-моему, все нашей синей ветки поезда уходят в «Митино» — в Митинское депо. Но здесь действительно есть старое депо. И здесь… Депо. Раньше был конец… здесь заканчивалось метро. Заканчивалось здесь. И дальше они его провели сюда. И депо перес… ну, короче, они ветки развели. То есть здесь, выходит когда наружу поезд из земли… то есть пути, которые идут в депо. И есть вот этот путь, который идёт сюда. И у меня ощущение, что они должны были здесь достроить. Метро какое-то сделать. Потому что, ну, не логично. Вот она идёт-идёт-идёт прямая и — раз! — и на север уходит на «Щёлковскую». Логичней было бы до «Черкизовской» провести. Но почему-то вот у нас такая вот она. Ещё у нас слышно поезда метро из окна. И хозяйка, когда мы у неё только собирались снимать квартиру, она так сказала, что «У нас тут так интересно — вечером, когда тихо, вы можете услышать поезд… метропоезд». Потому что… Вот здесь, примерно, мы живём… где мы живём? Чуть ниже. Вот здесь вот где-то мы живём. И вот здесь поезд заходит под землю. Вот здесь вот выходит из-под земли. Мне так написать или не надо? Выходит из-под земли [пишет], а здесь поезд заходит под землю. И его слышно. Ну, и, естественно, они заходят где-то в районе двух… нет, в районе… после часа ночи. Почему их слышим? А, потому что те, которые идут с той стороны, — с [метро] «Волоколамской», — вот мы их слышим аж в два часа ночи. Как поезд заходит в метро.

[А почему она считала важным это подчеркнуть?]

Наверное, это особенность, как бы, такая. Казалось, что вот… прикольно.

[То есть прям слышно, как они заходят?]

Да.

[В чём выражается звук?]

Такой шум тихий. Но он вообще не назойливый — он не мешает спать. Просто такой приятный «чучух-чучух-чучух» — как поезд. Но это намного приятней, чем шум машин, например. А у нас нет шума машин, потому что мы живём далеко от дороги. У нас двор.

[А где эти бани?]

А бани… Так, если это «Измайловская»… Здесь, допустим,7-ая — так, мы живём, вот 7-ая Парковая, вот 9-ая Парковая… значит, здесь 3-я Парковая. Даже не здесь — вот здесь, наверно, 3-я Парковая. Вот здесь. Ну, ладно, пусть будет здесь. 5-ая Парковая, и между 5-й и 7-й — на 6-й — вот здесь бани. У нас же Парковые улицы начинаются от 1-й до 16-й. Вся вертикаль такая. Тут очень… Ещё про красоту района. Там где-то есть школа заброшенная — где-то… где-то здесь примерно. Не помню точно. Прям здание школы, кирпичное красное. 5-этажная такая классическая школа. Каких-нибудь там [19]60-х годов постройки. И я не знаю, сколько лет она стоит без всего, но там уже деревья начали из неё расти. А новое здание прям рядом. А это не снесли, ничего… то есть оно прям стоит нежилое. Во дворе. Вот здесь.

[И что про него рассказывают?]

Ничего. Я просто там гуляла, видела.

[А поспрашивай, что про него рассказывают.]

Хорошо.

[Угу. Значит, бани, ещё раз, где?]

Бани на 6-й Парковой — вот они здесь.

[А есть ещё какие-нибудь места, которые служат ориентиром? Таким вот, как бы,  средством конструирования идентичности.]

Угу. У нас здесь ярмарка. Статичная. То есть это, как бы… это рынок. Он просто называется «Измайловская ярмарка». Но это круглогодичный двухэтажный рынок. Мы туда с Женей ходим за продуктами, потому что там вкуснее овощи, фрукты, молочка. Нам кажется вкуснее, чем в магазине. И моя маникюрщица сказала, что ей последний раз там дали капусту плохую, и она… как бы, кредит доверия у неё упал, потому что она в одном и том же месте покупала капусту. Она теперь ходит в «Перекрёсток». А «Перекрёсток» вот здесь находится. Здесь большой торговый центр. Здесь «Перекрёсток». Ориентиры, значит… «Перекрёсток», да, потому что там кафешки всякие. Это далеко от метро… метро… Ой, я куда заехала — нет. Здесь должно быть всё. Потому что на одном уровне с метро. Здесь идёт улица Первомайская. Вот здесь вот «Перекрёсток». Соответственно, банибани — вот тут вот. И ближайшее метро, вот, «Измайловская» — аж здесь. «Партизанская»… Короче, это реально далеко от всех [станций] метр[о]. Но тут много… жилого всего. Вот. И здесь куча кафешек, разных-разных. Мне кажется, что здесь тусня прям происходит такая. Из ориентиров есть «Магнолия». Потому что она работает круглосуточно, — и это, пожалуй, единственный круглосуточный супермаркет недалеко от нас. Он находится вот здесь. А, вот я ещё, что помню! Наша подруга с Женей, она живёт вот здесь. Она коренная москвичка, она здесь живёт, наверно, всю жизнь. В новом доме. В таком хорошем. Она сказала, что пока здесь «Шоколадницу» не построили и «Burger King», то там вообще было затхлое какое-то место опасное. В общем, ходить было очень неприятно. А потом появился «Burger King» здесь, и стало так культурно, цивильно, все дела.

[А как, интересно, связано строение «Бургер Кинга» с уменьшением опасности? Что, больше людей там стало появляться?]

Да. Видимо, потому что там сидит теперь толпа. Кто сидит? Наверно, сидят студенты. Потому что у нас студенты Бауманки здесь живут. И они живут… они где-то здесь живут — Бауманские общаги. Бауманские общаги. А есть ещё мединститут. Я вот точно не помню, где находится сам мединститут, — несколько точек. А эти общаги медиков находятся вот здесь — на 11-й Парковой. Общаги меда [пишет]. Ну и, наверно, они могут здесь сидеть в «KFC». Я не помню, «KFC» там или «Бургер Кинг». Потому что офисов, каких-то бизнес-центров у нас нет. Есть стела, не стела. Короче, какой-то памятник космонавтам здесь на… то ли на Измайловском бульваре, то ли на Сиреневом. И он тоже, типа, ориентир.

[А как-нибудь… имеет какое-то название своё?]

А я вот даже не помню, как его… что это за памятник [прим. ред — скульптурная мпозиция «Космос» на Сиреневом бульваре.]

[Ну, хорошо. Вот, если тебе нужно прийти к нему, как ты спросишь жителя Измайлово?]

А… «У вас есть какая-то стела. Или какая-то такая изогнутая. Памятник космонавтам. Где он находится?».

[Должно же быть у него какое-то своё название.]

[Вздыхает]. Да. Надо поспрашивать. Из ориентиров ещё ЗАГС. Здесь. Ну, тут трамвайные пути заворачивают. А, здесь есть на Сиреневом бульваре такой круг. И там тоже какой-то памятник. Но я не помню, как это называется. Ну, тут у нас храм во дворе. И воскресная школа. И очень странно — для меня всё время загадка — почему храм во дворе, а бабки выходят из парка по воскресеньям. Что они делают в парке, я не знаю. Но они прям идут в платочках где-то в такое время, когда службы заканчиваются там. И есть чёткое ощущение, что они идут из храма. Но они выходят отсюда. Я не знаю, как так получается!

[Ну, так последи за ними!]

Хорошо. Послежу.

[Потрать полчаса — посмотри, куда они идут и откуда. Может, они там поют?]

Может быть.

[Может быть, они там, не знаю… не могу даже предположить.]

Угу.

[Но про Измайлово рассказывают про парк, что там были маёвки как раз, вот эти вот самые. Потому что это ты кусочек чего-то застала. Это старая деревенская традиция – гулять с баяном.]

С баяном.

[Это в Люблино, но и про Измайлово рассказывали, да. Вот. За бабками последи.]

Хорошо.

[А вот, например, у вас там во дворах шашлыки жгут как-то? Вот такое соседское сообщество — оно как-то собирается вместе или нет?]

Из парка по воскресеньям… А… Во-первых, у нас площадка прямо под окнами спортивная. И там играют в футбол, пока… снег выпадает — они продолжают играть. Во-первых, играют школьники. И во-вторых, всё время… вот летом я видела сборную казахов. Я выбегала утром на пробежку (где-то в районе, там, восьми тридцати) — и они играли. Потом в девять я бегу обратно — они уже выходят потные и… Видимо, они где-то работают целой артелью там. Я не знаю, что это за казахи — я не спросила их. Но они там прям играли, одни казахи. Вот. Один раз негр какой-то тоже мяч гонял. Прям взрослый парень. Какой-то дедушка там отжимается. Короче, эта площадка всё время… там пусто не бывает. Девчонки приходят поглазеть на то, как парни играют. Там сидят. У нас рядом с площадкой — с этой вот спортивной шайбой — есть детская площадка. И вот там вот бухает народ, по ночам бухает. Там, бывает, спорят даже. Кто-то недавно в пять утра вышел — видимо, злой какой-то, — мяч гонять. Реально в пять утра мы услышали, что кто-то бьёт мячом. Потому что слышно, когда они ударяют. И моя соседка, которая зашла ко мне (вот эта вот, которая просила нас душем не пользоваться), она говорит: «Я так плохо сплю ночью. Вот сегодня ночью кто-то в пять утра вышел». Я говорю: «Да, я тоже слышала — я в этот момент ещё не легла спать», Она говорит: «Наверно, наркоманы какие-то гоняют. Потому что кому ещё в пять утра…».

[То есть, соседское сообщество там просто бдит? [Как] «Око Саурона» [из фильма «Властелин колец»].

[Смеётся].

[Ну, у меня ничего такого нет в доме. То есть, я не знакома с соседями… хотя там всю жизнь живу.]

Ага.

[Знакома с одной семьёй алкоголиков. Но так, в принципе, с ними… То есть они… То есть, как бы, не знакома с другими этажами. Никто меня не контролирует. Интересно, а соседка контролирует только приезжих, — вот, как бы, как вас, съёмщиков? Или она контролирует, в принципе, всех?]

Ну, она сказала, что над ней жил какой-то то ли… киргиз какой-то, мужчина. И она просила его… То есть мы — под ней, а над ней был киргиз, и его тоже было слышно в ванной, и она его просила войти в её положение и не шуметь. И он входил. Ну, я вот собиралась тут открыть… там танцы вести. И раскладывала флаеры. Я ходила по подъездам… Я напечатала флаеры свои и ходила по подъездам. Ещё месяц назад. Я заходила домой — ждала, когда дверь откроется, и в эти, почтовые ящики раскладывала. И мне уже две женщины позвонили, нашли. А потом я прочитала в газете этой — про ВАО — там было интервью с консьержкой из… по-моему, из Новогиреево откуда-то. И она сказала, что в обязанности консьержки, в числе прочего, входит гонять людей, которые разносят рекламу по почтовым ящикам. Слава богу, я не попалась! [Смеётся].

[А чему ты учишь?]

Ну, я хотела вести там фитнес…

[Запись прерывается.]

…однажды. У него в конце июня день рождения, и я хотела, чтобы это было как-то весело, здорово. Я ему предложила: «Давай, я всё организую, короче, если ты не против. Я уже знаю, как». Он говорит: «Ну, давай, организовывай». И, в общем, у нас был квест, у нас был «Форт Боярд» [прим. ред. — название телевизионной игры] в Измайловском парке. Я его там продумала с помощью моего друга — тоже с мехмата. А потом мы поехали в кафе. Я когда искала тут разные кафе, ну, в общем, получилось, что я нашла вот это. У них ещё при кафе есть танцевальный зал. И я вот его арендовала весь сентябрь и пыталась там что-то вести, но группа не очень набралась. Поэтому я пока приостановила эти дела. Я разносила флаеры, я заходила в общаги вот эти медовские. Заходила в пенсионный фонд напротив. Мне почти все разрешали положить флаеры.

[А откуда больше всего звонили?]

Просто женщины звонили. Я, кстати… надо их было спросить, как вот они узнали информацию. А, одна зашла в кафе и увидела. Я там оставляла свою рекламу — она вот, кажется, зашла. Есть [магазин канцтоваров] «Комус» у нас тут — это тоже такой ориентир. Потому что, когда девочка, которая ходила ко мне в прошлом году на фитнес, и у нас закрылся этот клуб… я с ней разговаривала, она говорит: «Я сейчас хожу в другое место». Я говорю: «Куда?». «Ну, там, где «Комус» на 12-й Парковой». На 12-й «Комус» находится? Ммм… Тут у нас Пироговский институт медицинский. Тут этот… вообще большой медицинский центр. Мой знакомый недавно там операцию себе делал. Он сейчас раком болеет. Он где-то здесь лежал. Я видела просто: в [социальной сети] «Фейсбуке» он писал, что где-то здесь.

[Понятно. Ну, вроде я исчерпала с вопросами. Спасибо большое.]

[Запись прерывается.]

Царская пасека в Измайловском парке (01:01:55 — 01:05:30)  

В парке есть Царская пасека. Якобы, действительно она была ещё при Романове, и там разводили пчёл ещё когда, в общем… где-то XVIII-й век, по-моему. Хотя… Или Алексей Михайлович? Или XVIII-й век? Ну, в общем, она называется Царская пасека. Все знают, где она находится, — она тоже такой ориентир. Туда водят экскурсии. Когда Женя ездил на работу на велосипеде, то он её проезжал. И он говорил, что самое сложное, например, это у пасеки. Потому что там идёт подъём в горку.

[А экскурсии что показывают?]

Не была. Надо сходить.

[А местные жители что про это рассказывают?]

Тоже не знаю. Ну, как-то знают, что там пасека. Ну, это закрытое место просто. У нас… мы что — ходили-то сюда, к метро «Измайловская»? Нет, пасека не здесь — пасека здесь. Потому что раньше там стояли баки, которые принимали раздельный сбор мусора. И мы туда носили стекло. И, собственно, там мы этих бабушек поющих и видели. А потом эти баки убрали, и теперь… мы если ходим, то просто гулять. Что ещё у нас из ориентиров? Ну, есть Главная аллея. Это… это шоссе, которое проходит между дикой частью парка и культурной частью парка. Вот тут Главная аллея. И, если Женя едет, он может сказать там: «Я стою на повороте на Главную аллею». Здесь. А, вот, мы встречались тут с девушкой по трудоустройству. Он говорит: «КофеХауз на 3-й Парковой знаете?». Я говорю: «Да». И я даже не задумывалась, я просто действительно его… я знаю: «Так, «Комус». Я сразу могу вообразить. Она говорит: «Ну, давайте там встретимся». То есть, вот на 3-й [Парковой улице] есть «КофеХауз».

[Получается, что твоя ментальная карта района, обрати внимание, — это, в основном… То есть, ты говоришь: «Я, там, так восхищаюсь архитектурой Измайлово — мне так нравится там жить». Когда я тебя прошу нарисовать ментальную карту, ты 20 минут рассказываешь про кафешки. Обрати внимание.]

А потому что как-то они… эти дома красивые  — они не имеют названий. Они просто… просто дома. С лепниной там какой-то. Дома на съезде вот есть. Да.

[Ты можешь мне найти какого-нибудь информанта в Измайлово, желательно больше 50 лет?]

Угу.

[Ты знакома с какой-нибудь женщиной местной? Или мужчиной?]

Ну, вот соседка выше, например.

[Которая контролирует?]

Ну, которая просит воду не включать. Она очень милая. Мне кажется, она не откажется.

[Ну, вот она абориген, как бы?]

Я спрошу её. Я думаю, да.

[В ближайший месяц можешь с ней договориться об интервью?]

Хорошо. Если ты приедешь к ней, да?

[Ну, я или кто-нибудь другой. Если меня не будет в Москве, кто-нибудь из наших приедет.]

Ага. Хорошо. И я спрошу мальчика, который собак выгуливает — может, его мама согласится.

[Нужны такие люди, которые прожили в Измайлово очень много лет. Как раз я с тобой поговорила, а теперь я по твоей же карте поговорю с ними.]

Угу. Хорошо.

[Спасибо тебе большое.]

Про затянувшееся строительство во Фрязино  — вид здания сверху напоминает Звезду Давида. Про евреев. Личные воспоминания (01:05:30 — 01:10:17)  

…тем, что оно напоминает мне архитектуру старого района Фрязино. И у нас, например, есть во Фрязино дом…

[То есть, очень старый район?]

Ну, есть новая застройка. И есть… есть исторический центр, скажем так. А город… городу 50 лет — до этого там был… были сёла. Вот. И есть дом у нас во Фрязино, который, говорят, строили пленные немцы. Там такие колонны высокие. Вот, когда я вижу эти Измайловские бани, я тоже вспоминаю про пленных немцев.

[Ага. А что-нибудь ещё про этот дом с колоннами, который строили пленные немцы, не рассказывают?]

Нет. Но у нас во Фрязино есть свои легенды. Там, про озеро, например. У нас за городом есть озеро, где купаются. И, якобы, рыли котлован, и откуда-то ключи начали бить — и этот котлован просто залился сам собой водой. И, говорят, что там, где-то на дне, находится… ну, экскаватор, наверное. В общем, то, чем рыли, оно на дне и осталось. И там где-то есть воронки, которые засасывают людей, поэтому переплывать его не рекомендуется.

[А про дом, который строили пленные немцы, что-нибудь ещё рассказывали?]

Ммм… я маму поспрашиваю.

[Просто не было такой легенды, что, например… что дома специально строили в форме свастики пленные немцы или как-то знак свастики оставляли?]

Про свастику нет, ничего. Я только помню про синагогу. У нас рядом с домом городская администрация. Её начали строить году в 2000-м, наверное. И мы в этот дом тоже переехали — примерно в 2000-м его построили. Её не достроили и оставили в состоянии такого… в состоянии недостроенном лет на 10. И ходили слухи, что его не достроили, потому что архитектор глупо задумал — получилось здание сверху в форме звезды Давида. Якобы, это как синагога, — и, в общем, поэтому это никак не могут достроить. Но потом через 10 лет…

[Почему нельзя в форме звезды Давида?]

Ну, видимо, антисемитизм какой-то такой народный гулял.

[Когда? Сейчас уже, да?]

Ну, вот, это вот да. Сколько она стояла? Лет 10. И лет 5 назад за неё взялись, наконец, достроили и сейчас она здание городской администрации.

[Какой классный рассказ. А это… Подожди секундочку. А это… где это, во Фрязино?]

Да. Это во Фрязино, это рядом с нашим домом. Проспект Мира — самый центр города. У нас же синагог нет. У нас мечеть только в Щёлково, в соседнем городе. А у нас, зато, куча этих, храмов. И у мамы очень много православных учеников. Ну, наверно, я про евреев… я больше ничего не скажу про Фрязино. Я не знаю. А есть еврейская община. Синагог нет. Еврейская община есть. Вот.

[А ты что-нибудь про «Дело врачей» слышала?]

Про [19]64-й год?

[53-й.]

А.

[Кто из нас еврей?]

Тадам! [Смеётся].

[Нет, я имею в виду, вот, как бы, что-нибудь в семье рассказывали?]

Когда бабушка Аня умерла… Это мамина мама, то есть моя… как сказали мне в посольстве, «правильная бабушка» — благодаря которой я документы получила в Израиль. Когда она умерла, я читала письма, которые у неё хранились. Она переписывалась со своей сестрой. Она вот мало переписывалась с сёстрами мужа своего, дедушки, потому что она с ними была вот так вот. А зато они, эти сёстры, они проводили такую… прессинг такой на дядю. Что мой дядя жил с бабушкой всю жизнь… Он болен был. В прошлом году умер. Он всю жизнь болел. И они, пользуясь тем, что он не очень владеет своим умом, они, — эти тётки, значит, православные, — его всё время про это… продавливали. Ну, у меня такое ощущение. И вот в одном из писем эта бабушка… (одна из сестёр этих дедушки) писала моему дяде про бабушку мою, которая умерла в 2008-м: «Мы Анечку очень любили, хоть она и была еврейка». Я это хорошо запомнила. А бабушка Аня, по маминым рассказам, — она один раз приехала в деревню, где все они там родились, и сказала, что она туда больше ни ногой, потому что там грязно, нечистоплотно, мухи, туалет на улице. А она вся такая интеллигентная еврейская девочка. «Всё, хватит», — сказала она. Вот. Нет, еврейская тема — это отдельная тема. Я могу долго ещё тут. Это уже не про Измайлово.