Татьяна (1949). Москва

Год рождения:
1949
Шифр:
*Т*-001

Деревня Садовники. Яблони. Деревянный дом на Проспекте Мира. Центр Москвы – Детский мир. Деревянные магазинчики. Огороды и сады. Название Садовники (00:00:25—00:03:42)

[Собиратель и рассказчица познакомились на улице в районе Орехового бульвара. Соб.: А что здесь раньше было?]

Был, это самое, Царицыно. Были сады, и деревня была. Деревня.

[А как деревня называлась?]

Садовники.

[А с вами хотя бы по пути можно поговорить?]

Да, пожалуйста.

[Может здесь сады были или что-то такое?]

Коломенское вот, всё в Коломенском. Всё относилось к Коломенскому. Вся эта вот эта вот земля относилась к Коломенской.

[А ну, например, на месте вот этих всех мест что было, вы не помните?]

Деревня, деревня была. Деревня, сады, яблони, яблони здесь. Здесь очень большие… растительность яблонь была, очень большая. Потом их все вырубили.

[А когда все поменялось? Когда это все вырубили?]

Ох, в каком это году, господи, это было… Это уже начало меняться, наверное… Шестьдесят лет назад, вот, шестьдесят лет назад начало меняться. Сколько это было? Сколько?

[Ну получается, какие… шестиде…]

1960 год, вот. Вот тогда начало изменяться.

[А вы, получается, раньше жили в деревянном доме или нет?]

В деревянном, только не здесь, конечно. На Проспекте Мира.

[А когда сюда переехали?]

А когда вот сломали на Проспекте Мира, сюда переселили.

Здесь уже… здесь уже в [19]76-м году начали застраивать вот эту всю землю.

[А что для вас центр района?]

Что значит?

[Где центр района для вас?]

Для меня [смеется]? Где Детский мир центральный. Центральный знаете, где Детский мир?

[Ну это совсем в центре Москвы.]

Ну вот это и есть.

[А центр Зябликово?]

Зябликово? Зябликово – не могу сказать где. Не могу. Даже... даже не задумывалась.

[Ну, где, например, люди собираются обычно, встречаются?]

Старые люди в центре встречаются, а новые везде встречаются, где захотят…

[Нет, а в Зябликово именно есть какой-то вот ориентир для встреч? Вот знаете как на Пушкинской – около памятника Пушкина. А здесь где?]

Здесь не знаю.

[А были здесь может быть какие-то магазины такие… ну как, культовые… в советское время?]

Нет, здесь ничего не было. Здесь обыкновенные магазинчики деревянные в деревянных домах. Хлеб, соль. Ну и так, всякая всячина. И сады свои, свои огороды были. Конечно, магазины…

[О, и огороды свои были?]

Ну конечно! Садовники. Так и называется – Садовники. Здесь одни сады были, понимаете?

«Средний» район. Палисадники. Домодедовское кладбище. Магазины. Качество мяса. Торговля «с огорода» (00:03:44—00:08:56)

[А Зябликово почему назвали тогда, не знаете?]

Не знаю, нет. Не интересовалась даже. Не знаю.

[А вот если бы вам предложили герб нарисовать Зябликово, вы бы что там нарисовали?]

Ничего б я не нарисовала.

[Почему?]

Да потому что у меня сейчас ни настроения, ни души, ничего нету на Зябликово на это.

[Вам здесь перестало нравиться?]

Ну вообще район не… так себе. Средний, средний.

[Средний? А почему вам не нравится?]

Вот потому что перестраивают постоянно. То одно построят, то другое. Дорогу сразу не проложили, вот она, дорога [прим. – узкая заасфальтированная тропинка от школы 945 мимо библиотеки до "Пятерочки"]. Сейчас ее проложили. А до этого? Не могли что ли? Могли. Видят, что люди ходят, так видно прям вот, видно! Нет, сейчас вот проложили, потому что удобно, быстрее дойдешь до поликлиники хотя бы. Вот. И потом и возле окна тесно идти. Здесь посвободней. Поэтому…

[А за палисадники у вас рядом с домом кто отвечает?]

Кому не лень.

[То есть жильцы?]

Кому делать нечего, кому делать нечего. Вот, любители… Есть у нас вот одна. И то, не знаю даже, что она преследует. Денежную выгоду или еще какую. Ну она ходит, смотрит. Может быть, нравится ей быть командующей. Есть же люди-то разные. Я, например, не могу. И командовать не могу, и смотреть не могу, с палкой хожу. А она здоровая, как телка. Вот и все, вся разница.

[А какие-то может быть памятники здесь есть? В Зябликово?]

Какие!.. Не знаю… На кладбище есть памятники [смеется].

[А здесь кладбище есть?]

Ну а как же, в Домодедово… Домодедовское кладбище-то. Ну и недалеко здесь. Вот на Домодедовское ездят. Там очень много сейчас. Прям как будто это… как будто сажают, сажают! Посадил, выросло, опять закопали. Выросло – опять закопали. Прям растет невозможно как.

[А какие у вас здесь любимые места?]

Мои-то?

[Да, в Зябликово.]

Ой, уже никаких. Магазины, сейчас, магазины.

[А какие вам нравятся?]

Мне вот это... "Облака" нравятся.

[А чем он хорош?]

Ну раньше можно было хорошую свинину купить. Продукты. Сейчас… не особенно… не особенно, вот. Сменилась власть. Сменился директор. Вот и всё. И товар не… И товар не ахти стал. А раньше было очень всё хорошо. Ну как раньше, ну вот лет пять, наверное, назад. Очень хорошо было. А сейчас нет.

[Ну а раньше?]

Сейчас мясо, мясо проворачивают через этот самый… через центрифугу, намачивают. Оно мокрое. Накалывают его. И на это, на прилавок. Там воды полно. И еще неизвестно, какой воды. Так что… Раньше этого не делали. Можно сравнить. Оно и вкуснее было и душистей мясо.

[А рынки здесь раньше были?]

Рынки, рынки… Рынки только по-моему… Коломенская… От Коломенской… Подожди, где же рынок-то… На Автозаводской там в сторону… Может быть и был, я не знаю…

Торговали вот своим товаром, что вырастет. Прям там, на дороге.

[Здесь? А где это было, например? Где торговали территориально?]

Территориально… Это, значит, отсюда и до метро, это самое, Автозаводс… подожди… Коломенское.  До метро Коломенское. Даже не Ко… Да, Коломенское, по-моему. Да, Коломенское, до Каширки. 

Памятник Мусе Джалилю. Работа поваром в ресторане «Будапешт». Современные «забегаловки». Кафе на Кузнецком мосту. Ларьки в Зябликово. Товар в «Пятерочке». Мясо в магазинах (00:08:57—00:17:00)

[А какие-то известные личности может живут в Зябликово или имеют отношение к нему?]

Ой, не знаю, не знаю, не читала и не знаю, не знаю, это надо читать, интересоваться… Мне сейчас не до этого… 

[А вот памятник у вас Мусе Джалилю стоит, его давно построили, вы не знаете?]

Вот как только провели улицу. Это [19]76-го… Нет, [19]76-й… скорее всего, с [19]80-го года. И точно не знаю, когда памятник поставили.

[А вам он нравится? Памятник.]

Я его и не видела даже.

[А вы вообще часто выбираетесь? Там, к метро или что-то такое?]

Да мне некогда, мне некогда… Так что Москву-то я чуть-чуть знаю, но мне некогда…

[То есть в центре вы тоже нечасто появляетесь?]

Нет, нет, нет… А что вы хотите в центре-то?

[Ну, может быть, у вас есть какие-то там любимые места или что-то такое в центре…]

Ничего… Вы знаете, как работали? Вот раньше, это не как сейчас… Сейчас не знаю, не то работают… Кто вас заставляет, вот спрашивается…

[Я в университете учусь.]

А, в университете. Хорошо. А вот… Раньше в институте он отучился и скорее бежит на работу. Понимаете, вот… Многие работали. У кого достаток, тот не работал. Вот. А у кого нет, конечно, работал. И так вот и мы тоже. Работали. Отработаешь, скорей домой, чего-нибудь там пожрать сделаешь и постирать… Ну в общем, забот много. У меня, например, двое детей было. Так что…

[А вы кем работали?]

Поваром. Очень тяжелая работа. Не приведи господь, очень тяжелая, вот. И вот видите, хожу еле-еле, а мне только 70 лет. 

[Поваром вы где-то в Зябликово работали или нет?]

Нет, в центре. В Зябликово ничего не было, когда я работала. Потом уже, когда ушла, там ничего не осталось. И сейчас не осталось, всё сдвинули. И ресторана нашего нету.

[А что был за ресторан?]

"Будапешт". Знаете такой? Нет.

[Нет. Не знаю, да. А здесь были какие-то вот хорошие точки питания? В Зябликово?]

Ой, не знаю. Не знаю, не знаю, не могу сказать.

[Какие-то хорошие кафе или рестораны?]

Лучше нашего ресторана не было. «Берлин», «Москва» — вот эти рестораны, ведущие такие. Лучше их нету. А сейчас я не знаю, есть они или нет. А сейчас что за рестораны? Сейчас забегаловки! Раздвинули площадь, а ведь туда никто не ходит. Цены большие, готовят не очень хорошо. И все считаются «шефами"». 

[А что за площадь, которую раздвинули?]

На Красногвардейской. Кафешки. Вот какая там площадь? А сидит же один-два. Ну пусть три семьи. И всё. А раньше нет, раньше очередь стояла, чтобы попасть только. Целый вечер стоят. Целый вечер, чтобы попасть. Попал, и еще ждут, стоят. Другие люди. Когда освободится место. Это же ужас. А зимой вообще холод, я не знаю… А сейчас никто не стоит. 

[А были, может быть, раньше какие-то ларьки со вкусными пирожками, с курицей гриль или что-нибудь такое?]

Да, да. Вы знаете хорошо улицу, это самое, Кузнецкий мост? Вот на Кузнецком мосту были кафешки. Летние. Летние, правда. Сосисочные очень хорошие. Там и капуста, там и горошек, там и сосиски. И шницеля. Ну всё, что хочешь. Яичницы. Вот, пожалуйста. Утром. Это, ой, утром. Летом сядешь и поешь прекрасно. И кофе попьешь. И выпьешь. Всё, что хочешь. Хорошие кафе. Напротив Пассажа. Напротив Пассажа

[Какого именно пасссажа?]

Ну как его… этот… Пассаж – это магазин. Не слышали такой?

[Ну много пассажей у нас, Марьинский пассаж есть, Люблинский который.]

Нет, ну Марьинский, а это центральный. Где Детский мир. Где ЦУМ. Вот. Петровские линии вот. Рядом с Петровскими линиями. Так что много там чего.

[А здесь в Зябликово были такие ларьки с вкусной едой?]

Ой, да здесь они сейчас везде, где хочешь ларь… вот именно ларьки! Товар лежит некрасиво, какой-то заброшенный, выжатый. Нет, не хорошо, не хорошо. Раньше придешь, место хоро… положено так хорошо. Его с удовольствием можно выбрать и купить. А сейчас навалят просто они: "Бери". Нет, не хорошо.

[А это где расположены они здесь?]

Кто?

[Ну вот эти ларьки. Примерно где они? В Зябликово.]

В Зябликово? На Кантемировской. Где еще… По этой самой, по Шипиловской, по Шипиловской магазины. С этой стороны. Также на по… по этому… по Мусы Джалиля то же самое, магазины. Они как ларьки всё равно. "Пятерка" – и то ларек. А посмотрите какой там товар.

[В смысле "Пятерочка" который?]

Да, вот, вот сейчас "Пятерка". Да страшно смотреть на него.

[Ну да, конечно, там очень много испорченного.]

И думаешь: "Господи боже мой. Возьмешь – отравишься или нет?" Так что… Вот мясо… мяса вообще нету. Оно полуфабрикаты. Ну кому они нужны? Мне, например, они не нужны. Я ведь беру куском, я сама сделаю полуфабрикаты.

[А есть, может быть, какой-то хороший мясной магазин здесь?]

Они считаются все хорошие. Но все на полуфабрикатах. Или почти что все. Мясо только у этой самой… в этой, как ее… вот в "Ленте", в "Облаках". Вот там мясо. По Шипиловской еще. По Шипиловской там тоже магазины. Небольшие, но тоже мясо лежит. Оно дорогое. Ореховый бульвар – вот тоже магазин. Тоже мясо лежит. Но они дорогие, никто не подходит.

Бездомные. Нападение на Ореховом бульваре. Пруды. Хозяйственный магазин (00:17:01—00:21:13)

[А может быть есть у вас тут какие-то такие вот злачные места в районе, то есть, где собирается много бомжей, там, или алкашей?]

[Смеется.] Я не знаю. Алкаши вон все возле магазинов собираются. Сюда приходите, где скамейки… Вам бомжи нужны?

[Нет, не нужны.]

А то можно найти там. Там найдете. И бомжи, и пьяницы. Кого угодно!

[Просто интересно, где вот считается неблагополучное как бы место в районе?]

Неблагополучное? Вот как раньше было это, Марьина роща считалась… Таких нету. Сейчас неблагополучные они все, все. В каждом доме есть своя сволочь.

[То есть стало опасно ходить в принципе по улице или нет?]

Я-то не боюсь, конечно, но некоторые боятся. Боялись.

[А здесь не было каких-то таких случаев, чтобы какие-нибудь маньяки нападали или что-то такое?]

Было, было. Было, было.

[Расскажите.]

"Расскажите"… А что же я, милиционер что ли?

[Нет, ну что говорят люди? Что было?]

Да ничего не говорят. Кричат: "Ой, помогите! Помогите!" Ну и всё. Взял и сбежал. Вот и всё. 

[А это где было?]

Да здесь вот на Каширском… ой, на Ореховом бульваре. Туда. Возле того дома белого сзади. Вот. Ну это опять я знаю. Почему? Потому что я ночью люблю выходить гулять с собакой. У меня собака была.

[А где любите гулять, в каких местах здесь?]

Да нигде я сейчас не люблю гулять, нигде. Я сейчас в магазин иду.

[Ну может быть, вам какие-то парки нравятся здесь?]

Ой, нет, нет. Царицыно хороший парк. Царицыно. Вот там хороший парк.

[А в Зябликово?]

В Зябликово я не знаю, где здесь. На пруды ходили мы. Сейчас этих прудов нет, одни дома поставили вот туда вниз.

[А где были эти пруды, получается?]

Вот по Ореховому бульвару туда вниз. С этой стороны, с правой. Там были пруды.

[А что на их месте сейчас построили?]

Дома строят, дома.

[А что делали на прудах? Там рыбачили или что, купались?]

[Смеется] Кто целовался, кто загорал, кто по-разному. Кто водку жрал.

[Название у них какое-то было у прудов?]

Никакого названия. Пруды и всё.

[А как-то вообще сокращают название улиц?]

Нет.

[Ну так, для разговора.]

Нет, нет, нет.

[Вот, например, если длинное – "Улица Мусы Джалиля" – как-нибудь сокращают?]

Нет, нет, нет.

[Ну вот знаете как – Щелчок там – это Щелковская, Курок – Курская. А у Зябликово такое есть?]

Нет, я не знаю, такого я не слышала… Может и сокращали молодежь… Это молодежный жаргон, это жаргон… А не сокращение! Это молодежи… А я к этому не отношусь. Так что… вы у них спрашивайте.

[Так нам как раз интересно спрашивать тех, кто давно здесь живет.]

Ну вот… Вот здесь ничего не было. 

[Где вот "Пятерочка"?]

Вот взять магазин. Вот магазин, вот он стоит магазин хозяйственный. Он не работал лет десять. Сейчас его опять перестраивают, и будет опять хозяйственный магазин. Ну, может быть, он поработает пять лет. Правда, я не знаю. Его опять сломают и опять будут строить. Деньги есть – есть. Есть деньги значит?

[Ну у них, наверное, есть.]

У них… А откуда у них-то? Кто это такой? Жулье!

Дворники. Жизнь на Проспекте Мира. Татарская мечеть. Церкви Зябликово (00:21:16—00:24:12)

[А вы своих дворников знаете?]

А чего их знать?

[Ну, знаете, раньше, как я слышала, что в советские времена все знали дворников, что они прямо были самыми главными во дворе…]

Да нет, что вы, какие главные… Господи, о чем говорить…

[Ну что они прям следили за дворами и всё такое…]

Чистили хорошо, конечно, убирали. Люди были совсем другие. Не сорили, как сейчас вот. Там насрал, там нагадил. Раньше этого… В Москве вот, вот где я там раньше жила [прим. – на Проспекте Мира] – там этого не было. Там дворы были чистые, соседи друг дружку знали, прям на целый переулок знали.

[А были какие-то праздники, которые вместе со всеми соседями отмечали?]

Нет, этого вот не было, этого не было. Потому что люди же жили по-разному. Одни хорошо, другие плохо.

[А вы там на какой улице жили?]

Рядом с Татарской мечетью. Вот Татарская мечеть – ее не сломали. Вот если поедете, вот увидите там. Там, где… Вот я там жила.

[А чем она примечательна, эта мечеть?]

Ничем. То, что молятся там.

[Ну она красивая может быть или что?]

Ну расстроилась, конечно... Да нет, обыкновенная мечеть.

[А в Зябликово есть какие-то церкви?]

Есть. Вот там церковь, туда вот по этой, по улице туда. Даже ее может можно отсюда увидеть.

[А названия не знаете ее?]

Нет, не могу сказать. Не могу.

[Она деревянная или каменная?]

Каменная, каменная. Они все каменные, деревянных нет. Деревянная вот часовня вот здесь вот на этом самом… на проезде.

[А вы в какую-нибудь из них ходите?]   

Конечно хожу.

[Ну а какая вам больше нравится из них?]

Да никакая не нравится.

[Почему?]

Да просто не нравится и всё. Я не смотрю на них. Хорошие они или плохие…

[Ну в плане что отношение в них не нравится к вам или…]

У меня… Нет, у меня отношения нормальные. Я туда хожу не смотреть на нее, хорошая она или плохая, а помолиться Богу. И какие иконы. Вот и всё. А так я не смотрю.

[Ну а на Пасху ходите куличи святить или что-то такое? Яйца?]

[Смеется.] Ну а как же! А как же?

[Ну, а в какую, вот в эту ходите, да?]

Нет, я хожу в Коломенскую. В Коломенской там…